Японские хины Украины

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Японские хины Украины » Стихи, рассказы, очерки... » Сказки Веды Конг


Сказки Веды Конг

Сообщений 1 страница 25 из 25

1

Великая Родословная или как появились породы

Давным-давно, когда на земле ещё не было ни деревень, ни больших городов, а люди жили рядом с дикими зверями, в одном лесу неподалеку от человеческого стойбища обитала стая собак под предводительством Большого Пса. В своре были разные собачки: и большие и маленькие, и короткошёрстные и пушистые, у одних были быстрые ноги, у других чудесные носы.

Большой Пёс был очень стар и болен, поэтому он не мог управлять стаей, собаки перестали слушаться своего вожака, и всё в стае перепуталось. Не легко жилось им в лесу, и вот однажды они подружились с людьми, которые стали кормить собак и давать им место у костра. Животным стало так хорошо, что они перестали ходить на охоту, искать логово для выращивания щенков - вся их жизнь была направлена на то, чтобы заслужить у человека похвалу, лучший кусочек мяса и тёплую конуру.

Но людям стало трудно добывать еду для себя и для своих друзей собак, и тогда вождь человеческого племени пришел к вожаку стаи. При свете факелов на стенах большой пещеры они составили договор, в котором отразили все условия совместного существования двух стай и назвали его Великая родословная.

Собаки, которые не имели силы и чуткого носа, но были изящны, нежны и ласковы, становились домашними любимцами - декоративными собаками. Они должны были веселить женщин племени, играть с детьми и составлять компанию старикам.

Собаки, которые имели быстрые ноги для неутомимой погони, азартные и выносливые преследователи, что со знанием дела могли окружить добычу, становились охотничьими псами.

Собаки, которые имели крепкие зубы, обладали невиданной мощью и развитым умом должны были помогать людям охранять свои жилища, пасти скот.

Так и появились породы.

Договор был составлен, скреплен руколапым пожатием и оглашён перед племенами.

Большой Пёс больше не боялся оставить свою стаю на произвол судьбы и мог спокойно отправиться к звёздам.

Зимой, когда появляется первый снег, ты можешь увидеть созвездие Большого Пса, которое подмигивает тебе самой яркой звездой ночного неба под названием Сириус.

Истории только начинаются...

0

2

Шарпей и шкурка не по размеру

В давние, давние времена, когда ещё не была написана «Великая родословная, все собаки были похожи друг на друга и носили невзрачную серую шкуру. Но затем Большой Пес решил, что каждая порода должна иметь уникальную форму, по которой издалека можно будет узнать любую собаку.

Какая поднялась суматоха, животные толкались, спорили, перелаивались, короче говоря, чуть не перегрызлись. Каждый пёс хотел выглядеть необычно, ведь выбранную шкурку придется носить не снимая, и никто не хотел ошибиться.

Для участия в конкурсе пригласили лучших модельеров-заводчиков, и работа закипела. Далматины, которые любили бегать и играть в пятнашки непременно хотели украсить свои белоснежные шкурки чёрными пятнашками. Упряжные собаки, отправляясь на крайний север, заказывали теплые пушистые шубы с густым ворсом. Доги разошлись во мнении: одни хотели строгие однотонные фраки, а других привлекали мраморные расцветки. Таксы не могли остановится ни на одной из предложенных моделей, пришлось пополнить их гардероб сразу тремя платьями (с тех пор можно встретить гладкошёрстную, длинношёрстую и жесткошёрстую таксу). Ирландский сеттер выбрал себе одежду густого красного цвета. Привередливые мексиканские собачки, хотели остаться в нижнем белье, верхняя одежда натирала им лапки. Колли дополнили свои сюртуки белоснежными манишками. Керри-блю-терьеры мечтали о голубоватом наряде, а ретриверы грезили о золотистом облачении. Да, модельерам пришлось изрядно потрудиться.

Когда все фасоны были подобраны, за дело взялся портной. День за днем собаки ходили на примерки, выстаивая огромную очередь, с них снимали мерки, чтобы подогнать каждую модель по размеру.

И вот, когда все шкурки были готовы, выяснилось, что шарпей ни разу не появился в ателье. Он был профессиональный борец и не мог бездарно тратить время. Ему необходимо было постоянно тренироваться, чтобы поддерживать себя в спортивной форме. Вот и сейчас он находился на чемпионате по собачьим боям.

Портной никогда не видел шарпея, однако ему удалось узнать, что это пёс-боец, который неоднократно выигрывал призовые розетки. - Хорошо,- подумал портной. - Это крупная и сильная собака. Не долго думая, он сшил для шарпея спортивный костюм на глаз и отправил его по адресу.

Когда чемпион облачился в присланный наряд, выяснилось, что шкура слишком велика и образует забавные складочки. Его гордость была ущемлена. Боясь насмешек и оскорблений, он оставил арену и стал декоративной собакой.

С тех пор шарпей так и носит одежду не по размеру.

Но это не последняя собачья история…

0

3

Динго или Австралийский молчун

Динго был необычайно красив: короткошёрстный, рыжевато-палевый, поджарый, с белыми лапами и грудью. Умный, подвижный, обладающий прекрасным зрением и слухом и исключительно осторожный Динго был одним из лучших охотников стаи.

В тот день, когда вожак принял историческое решение и распределил всех собак на породы, Динго услышал, что он был назначен пастухом и теперь поступал на службу к человеку, который уезжал в далёкую Австралию.

«Нет, нет! - хотел пролаять Динго. - Я хочу быть собакой-охотником». Однако вокруг творилась такая суматоха, что пёс не мог пробраться к вожаку, и не был услышан.

Так Динго и попал в Австралию. Потекли тоскливые, однообразные, скучные дни. С утра он собирал овец и отводил их на пастбище, потом должен был следить за ними, чтобы они хорошо поели, не потерялись, не простудились и так до самого вечера, изо дня в день, из месяца в месяц, из года в год – как не завыть от такой жизни!?

Но однажды, когда Динго уложил всех овечек спать, он заметил, как в темноте мелькнул странный силуэт. «Кто это?» – подумал Динго, азарт погнал его вперёд, и вскоре он догнал чужака. С одной стороны он был похож на кролика, такие же длинные уши, крепкие задние ноги, да и передвигался он большими прыжками. С другой - на животе у него была огромная сумка, из которой выглядывала забавная детская рожица. «Кто это?» – снова подумал Динго. Странный зверь ласково посмотрел на собаку и что-то быстро залопотал на незнакомом языке. Динго повертел головой и тихонечко заскулил, вскоре он стал разбирать в речи сумчатого слово Кенгуру и понял, что так зовут его нового знакомого. Сам пёс не мог пролаять ни слова, но это не смутило Серого Кенгуру. Он маленькими, похожими на человеческие руки, передними лапками пригласил Динго следовать за собой в глубь Зеленого Континента, где познакомил собаку с его жителями. Здесь был и забавный Утконос, и похожая на ежа колючая смешная Ехидна, и сварливый Какаду, и очаровательный Коала.

Так для Динго началась тайная ночная жизнь. Когда овцы и хозяин ложились спать, собака с новыми друзьями осваивала окраины влажных лесов, сухие эвкалиптовые заросли и засушливые полупустыни в глубине материка. Постепенно произошло чудо, Динго смог общаться со своими австралийскими друзьями, их язык был прост, и Динго смог тихонечко проскуливать целые фразы.

Но я забыла рассказать вам, что кроме Динго и овец в Австралию с человеком приехал… кролик. Это был очень вредный Кролик, мысли которого были заняты лишь его желудком. Он бездумно выедал траву, обгрызал ветки деревьев и всячески пакостил друзьям Динго. Кролик наябедничал человеку, что пёс не выполняет свои обязанности, бросает овец и по ночам уходит в лес. Фермер рассердился на Динго, он показал ему Великую родословную, где было написано, что собака не может покидать дом без его разрешения и должна заботиться о хозяйском добре. Ах, как Динго хотелось рассказать человеку о том, что его зовёт природа дикого австралийского буша, но хозяин настолько разозлился, что не захотел понять собаку, сурово наказал её и посадил на цепь, чтобы она никуда не убегала. И тогда Динго поклялся, что никогда не произнесет ни слова на языке обидчика. С тех пор, никто ни разу не слышал его лая.

Вечером, собираясь на ночную прогулку, друзья Динго увидели, что пёс сидит на привязи. Они попытались освободить приятеля, но безуспешно - цепь была слишком крепкой. И когда Динго понял, что больше не сможет гулять под луной, вдыхать зовущие ароматы, бежать следом за Серым Кенгуру, он поднял голову и испустил такой душераздирающий вопль, что звенья не выдержали и распались – Динго был свободен. Друзья, не разбирая дороги, бросились бежать и растворились в ночной мгле.

Так Динго стал дикой собакой, его пронзительные завывания и сейчас слышатся по ночам, когда под покровом темноты четвероногие охотники рыщут по следу добычи.

Но это не последняя собачья история…

0

4

Пудель или как появились первые собачьи парикмахерские

Пудель по «Великой родословной» попал в домашние собаки. Он с удовольствием играл с детьми, принимал гостей, гулял со стариками, но весёлому, неутомимому, прыгучему Пуделю этого было мало. Когда приходило время ложиться спать, у него оставалось так много нерастраченной энергии, что пёсик долго ворочался с боку на бок, да и во сне его лапки беспокойно подрагивали, и он тихонько поскуливал.

Однажды в городок, где жил Пудя, заехал цирк-шапито, и собака со всей семьёй попала на представление. Кого здесь только не было: и отважные летающие гимнасты, и смешные клоуны, и ловкие жонглёры, и таинственные фокусники - но Пуделя очаровали львы. Оказывается, они могли не только устрашающе рычать, Пудя, раскрыв пасть, смотрел, как они прыгают через обруч, ходят на задних лапах и кувыркаются, а зал рукоплещет им и осыпает цветами. Сердце Пуделя учащенно забилось, он понял, что тоже хочет быть артистом - так родилась собачья мечта.

С тех пор Пудя упорно занимался и трудился от зари до зари. Ох, сколько он набил себе шишек и наставил синяков, пока не овладел всеми львиными трюками. Однако пёсик на этом не остановился, а научился прыгать через голову, выполнять кульбиты, танцевать, кататься на пони и, самое главное, выучил таблицу умножения (если честно сказать, далеко не каждая собака знает, что дважды два – четыре).

В семье с пониманием относились к занятиям Пуделя, все ему помогали и поддерживали, и вот пришёл день, когда Пудя простился с домашними и отправился поступать в цирк. Он был полон надежд, глаза его светились, а хвост задорно торчал кверху. Вот в таком приподнятом настроении наш Пудя появился перед директором шапито.

Каково же было его изумление и недоумение, когда тот не захотел даже взглянуть на способности Пуделя. Директор сказал ему, что люди приходят в цирк полюбоваться на дрессированных львов, а домашние собаки должны жить в семье и честно выполнять свои обязанности, а не бродить в поисках приключений.

Повесив нос, Пудель уныло поплелся прочь, в одночасье все его мечты растаяли, как дым, он не хотел возвращаться домой, он не мыслил свою жизнь без выступлений на арене, где бы он мог проявить все своих разносторонние дарования. Так, не поднимая головы, брёл он и брёл, не разбирая дороги, пока его нос не уперся в странно пахнувшие ботинки, а уши не услышали тяжкие вздохи и всхлипы. Пудя замер, мгновенно забыв про свои неприятности, он был воспитанным домашним псом и не мог безучастно пройти мимо чужого горя. Пёс поднял голову и увидел молодого человека с печальным лицом и грустными глазами. «Что случилось, и как я могу помочь тебе?» - участливо поинтересовался Пудель. И юноша поведал собачке свою историю.

Он был парикмахером, делал замечательные прически и стрижки, но всегда мечтал найти что-то новое в своей профессии. И тогда цирюльник подумал, что никто и никогда еще не показывал своё мастерство животным. Воодушевлённый этой идеей, он обратился к ним со своим предложением. Но лошадь оборжала его, свинья обиженно хрюкнула, кошка возмущенно фыркнула, а овец надо было стричь наголо - какая уж тут фантазия.
- Никому, никому не нужны мои услуги! - горестно вздохнул парикмахер. И тут в голову Пуделя пришла восхитительная мысль.
- Неправда, - протявкал он. – Ты можешь помочь мне исполнить мою мечту и всем показать свое умение. Я простой домашний пёс, но мне очень надо стать похожим на царя зверей - льва, возможно, тогда меня примут в цирк.

И работа закипела: замелькали ножницы, загудел фен, запахло лаком - и когда, наконец, парикмахер отступил в сторону, а Пудель взглянул в зеркало, он не поверил своим глазам. На него смотрел лев с мускулистым телом, роскошной гривой и забавной кисточкой на хвосте. Цирюльник был не просто мастером своего дела, а настоящим волшебником.
Когда директор цирка увидел Пуделя в новом обличье, он сразу принял его в труппу, с тех пор ни одно цирковое представление не обходится без участия собак.

Вот так и появилась первая собачья парикмахерская.

А наши истории продолжаются…

0

5

Той-терьер или почему он дрожит

Когда Большой пёс разделил собак на породы, то основная их часть стала охотниками. Для этого требовались различные навыки и способности. И вот тех, кто бесстрашно нырял в норы и расправлялся там, под землей, с таким крупным зверем, как барсук или лисица, стали называть терьерами, от латинского «terra» -земля.

Один из терьеров попал в английскую семью. Невысокий, абсолютно чёрный, как эбеновое дерево, с подпалом цвета насыщенного каштана, с азартными миндалевидными глазами, элегантный, мускулистый терьер был необычайно хорош собой. Он честно выполнял свои обязанности: ходил с хозяином на охоту, дома бесстрашно истреблял крыс и мелких хищников, а благодаря своему чуткому слуху, он первый слышал любой подозрительный шум и реагировал на него громким призывным лаем.

Но в один прекрасный день всё изменилось. В семье родилась маленькая хорошенькая девочка. Про охоту забыли, а у терьера появилась новая обязанность - он должен был следить за малышкой и развлекать её, чтобы она не плакала. Пёс стал неразлучным спутником девочки, партнёром по играм, его так и стали называть тойтерьер, ведь по-английски «toy» и есть игрушка. Они проводили вместе много времени: играли в мяч, бегали наперегонки, рыли в песочной куче норы и соединяли их причудливыми ходами - и ничто не омрачало их дни. Но страшная болезнь не заставила себя ждать, она поразила малышку, и та не могла больше скакать и прыгать, её резвые ножки отказывались служить ей как раньше. Девочка целыми днями лежала в постели и её звонкий, задорный смех не раздавался в стенах дома.

Бедный Той загрустил не на шутку. Он не мог ни есть, ни спать, а только думал и думал о том, как помочь своей маленькой подруге. И вот однажды, когда измученный пёсик почти отчаялся и потерял надежду, перед ним внезапно появился Большой пёс и спросил Тоя, хочет ли он спасти девочку и, что он готов отдать ради неё.
- Да, Да! - взволнованно ответил Той. - Всё, всё что угодно, лишь бы она снова могла бегать, прыгать и радостно смеяться.
- Хорошо, - сказал Большой пес. - В то мгновение, когда ты лизнёшь свою подругу в нос, болезнь отступит, и она снова станет весёлой, жизнерадостной и здоровой, но…
Той и не подумал дослушать, он со всех ног бросился в спальню…

Большой Пёс печально закончил: «Но ты уменьшишься в размерах и на самом деле станешь похож на игрушку, и никогда не сможешь охотиться на крупных зверей, а будешь просто домашней собакой», - и исчез.

Терьер вскочил на кровать и…лизнул девочку прямо в нос…

О, чудо! Малышка открыла глаза, потянулась, села в кровати и увидела перед собой миниатюрную собачку с необычным обликом, которая любящими глазами настороженно и внимательно следила за девочкой. «Той!? Мой любимый верный, Той!» – она прижала собачку к себе, и больше они никогда не расставались, и никакие болезни им были не страшны.
Конечно, разве для настоящей дружбы важны размеры? Нет, главное - это бесстрашный характер и преданная душа.

Но до сих пор, когда Той вспоминает те тяжёлые дни, его охватывает волнение и неудержимая дрожь, и он готов взять на себя все невзгоды своих хозяев, а его безграничная любовь и преданность не имеет себе равных.

Но это не последняя собачья история…

0

6

Бобтейл или куцый хвостик

Эта история произошла в Великобритании на одной из ферм, где жил старый пастух со своей верной собакой.

Пёс был мощный, с густой волнистой шерстью. Задние лапы у него были серые, а голова, шея и низ живота - белые. Но особую гордость представлял его голубой, обрамленный чёрной шерстью, пышный хвост. Прогуливаясь вдоль овечьего стада, он надменно забрасывал его на спину, чтобы все могли любоваться этим сокровищем. Его так и звали Тэйл (Tail), что значит хвост.

Но поверьте мне, пёс умел не только воображать и хвастаться, нет, он был очень ответственной и работящей собакой. Дело в том, что его хозяин со временем стал плохо видеть, и все заботы о безопасности человека и стада легли на крепкие собачьи плечи.. А следить за овцами, ох, как не просто. Они такие нежные, рассеянные, забывчивые и беззащитные, а упрямству баранов могут позавидовать даже ослы. Любой громкий звук заставляет их вздрагивать, они могут неожиданно сорваться с места и броситься куда глаза глядят, а потом не могут найти дорогу домой.

Тэйл был для них настоящей нянькой. Ему приходилось утешать обиженных, убеждать упрямых и ободрять трусливых. Скажу вам по секрету, что иногда Тейл даже скалил зубы, когда никакие уговоры и увещевания не помогали. Овцы уважали и немного побаивались собаку.

Но однажды ночью, страшная гроза внезапно обрушилась на пастбище, казалось, небеса раскололись от грохота грома и всполохов молний, дождь лил, не переставая. Овцы потеряли голову от страха, и Тэйлу пришлось приложить всё уменье пастуха, чтобы ни одна из них не отбилась от стада. Он так громко лаял, что к утру, когда гроза утихла, настолько охрип, что не мог не то что гавкать, а даже рычать. Звуки, которые вырывались из его горла, были похожи на овечье блеяние.

Утром пришёл хозяин, настало время стричь овец, ведь из овечьей шерсти делают тёплые пледы и вяжут мягкие свитера. Выбирая овечку, он проводил рукой по её спине, брал ножницы и аккуратно состригал руно. Когда фермер нащупал Тейла, который жил в одном загоне с овцами, измученный за ночь пёс не нашёл в себе сил залаять и закинуть хвост на спину, и был острижен наголо.

Вот тут и открылась страшная тайна. Оказывается, собачий хвост, лишённый длинной пушистой шерсти, оказался тощеньким, похожим на засохший корешок, отростком. Крупный, атлетически сложенный, Тэйл выглядел так комично, что овцы заблеяли и захохотали над бедной собакой. Разве мог гордый, независимый пёс молча сносить насмешки!? Не выдержав такого позора, Тэйл покинул ферму и убежал.

Он долго бродил по йоркширским холмам, пока на землю не опустилась беззвёздная непроглядная ночь. Пора было искать место для ночлега. Наткнувшись на заброшенную пещеру, Тэйл понуро забрался внутрь, устало плюхнулся на холодные, покрытые лишайником камни, скрестил передние лапы и опустил на них свою лохматую, лобастую голову. Всю ночь беглец не сомкнул глаз, его преследовали страшные кошмары: под насмешливые звуки овечьего блеяния, он, как щенок, крутился вокруг себя, пытаясь поймать и откусить гадкий ненавистный отросток. Как вдруг до него сквозь сон донеслось знакомое, но испуганное блеяние. Пёс выскочил наружу и увидел одинокого, дрожащего ягнёнка. Тейл встрепенулся, как он мог забыть свои обязанности, как мог бросить своего хозяина! От стыда Тейл прижал уши и так сильно поджал хвост, что тот хрустнул и отвалился, но собака даже не заметила этого. Подталкивая малыша носом, пёс потрусил к дому. Вскоре показался знакомый загон: овцы разбрелись и беспорядочно бродили вокруг, а одинокий растерянный фермер безуспешно пытался собрать их в стадо. Призывно залаяв, пёс бросился исполнять свои обязанности. Когда все овцы мирно стояли в загоне, Тэйл виновато подошёл к хозяину и, положив голову ему на колени, тихонько проскулил слова извинения. Человек привычно потрепал его за ухо, ласково провёл рукой и нащупал маленький едва заметный хвостик.
- Я рад, что ты вернулся, - сказал фермер. - Отныне я буду звать тебя Бобтэйл, что значит куцый хвостик.

Так Бобтэйл потерял свой роскошный хвост, но вернул дружеское расположение хозяина и уважение всего стада.

Но это не последняя собачья история…

0

7

Чау-чау или волшебные чернила

История Чау-чау началась не на охоте, не на душистых альпийских лугах и даже не на уютном диване у весело потрескивающего камина… Нет, она началась в ресторане. Вы подумали, что Чау пригласили туда отведать сладкую сахарную косточку? И ошиблись. Собака оказалась на кухне не как гость, а как главный ингредиент китайского национального блюда. Да, да в Китае, где живет очень много людей, собак подают к столу под соевым соусом.

Чау понуро сидел в деревянной клетке перед входом и ждал, когда какой-нибудь гурман закажет его на обед.
А в это время известный городской каллиграф спешил в ближайший ресторанчик перекусить. Вы спросите, а кто такой каллиграф? Соглашусь, что этот вопрос требует пояснения. Дело в том, что в Китае средством общения для всех народов, населяющих эту древнюю страну, служит китайский язык. Он записывается специальными знаками квадратной формы, которые называются иероглифы. Для их написания пользуются волосяными кисточками, ручка которых изготавливается из бамбука. Писать и рисовать кисточкой очень трудно, движение руки требует особого мастерства, для оттачивания которого требуются годы. И только немногие, трудолюбивые, старательные, талантливые люди могут, в конце концов, овладеть каллиграфией. Мастера, который может создавать прекрасные иероглифы, и называют каллиграфом.

И вот, входя в ресторан, он обратил внимание на крепкую рыжую собаку с густым мехом, образующим на плечах и шее пышный воротник, задорным пушистым хвостом, кренделем лежащим на спине, и удивительно добрыми умными глазами, которые печально следили за художником сквозь прутья клетки. Сердце каллиграфа дрогнуло, когда он узнал о страшной участи, ожидающей бедное животное. Не пожалев денег, мастер выкупил собаку, и они отправились домой.

Так началась новая, полная любви и заботы, жизнь Чау, в которой он забыл прежние напасти. Сидя тихонько под столом, пёс терпеливо ждал, когда хозяин закончит работу, и они вместе отправятся на прогулку.

В городке художника все знали и называли «волшебником каллиграфии». Чау был счастлив, но вскоре собаку стали одолевать странные невесёлые мысли. Чау решил, что рядом с таким известным человеком должна находиться необыкновенная собака, достойная внимания и обожания со стороны горожан, но они, вежливо раскланиваясь с живописцем, Чау просто не замечали. Тогда пёс решил провести собственное расследование и выяснить, почему его хозяин пользуется таким почтением и уважением. Ему просто необходимо было стать неотразимой собакой.

Все последующие дни Чау неотрывно следил, как человек, обмакивая кисть в баночку с тёмной жидкостью, различными движениями формирует на бумаге чёрно-белые изображения, а горожане, покупая эти надписи и вывески, относятся к ним как к драгоценности и говорят, что это честь иметь дома такие произведения.

«Так вот в чём весь секрет, он в волшебных чернилах», - подумал Чау. Ночью, когда хозяин уснул, он вылакал всю баночку чудесной жидкости и, свернувшись клубочком, погрузился в сон, ожидая волшебного действия.
Однако утром на прогулке ничего не изменилось, снова никто не замечал Чау, от обиды и разочарования он обиженно засопел, и язык вывалился из открытой пасти. Тут-то и случилось чудо…
- Смотрите, смотрите!– загалдели все. - Какая забавная собака, у нее черно-синий язык.
Пёс в одно мгновение стал знаменит, и в этом ему помогли волшебные чернила. С тех пор Чау-чау гордый и довольный весело вышагивает рядом с хозяином, радостно помахивая хвостом.
Но и это ещё не последняя история…

0

8

Далматин или почему он пятнышках

Она была прекрасна: быстрая, выносливая, без малейшего намёка на грубость и неуклюжесть. Она – представительница породы Далматин, по «Великой родословной» - охотничья собака. Но бежать, как гончая, по кровяному следу… фи! Это занятие не для неё, такой утончённой, с чувством собственного достоинства и буйной, неукротимой фантазией. В чистом белом искрящемся, как свежевыпавший снег, наряде она была рождена, чтобы блистать на выставках и соревнованиях.
Вот и сейчас собака готовилась к аджилити – «необыкновенному кроссу» - преодолению препятствий на время. Что может сравниться с азартом прохождения дистанции, а бал, который дают по окончанию состязаний, где вручают призы и награды…. Ах! Ради этого стоило жить!

Но бал балом, а надо победить в соревновании, проигрывать Далматинка не хотела, да и не умела. Поэтому она непрестанно тренировалась: прыгала через барьеры и заборы, покоряла, как заправский скалолаз, виадук и стены, развивала чувство равновесия на буме, не хуже любого из терьеров скользила по тоннелям. Что и говорить, работа была проделана большая.
Настало время состязания. Участников было столько, что их не успевали регистрировать. И вот дан старт. Один за другим псы проходили дистанцию, а это ох, как не просто. Трасса может быть самой невообразимой. Перед соревнованием её составляет главный судья, и никто не знает, что ему придёт в голову.

Мускулистый, высоколапый дог застрял в мягком тоннеле, у левретки на буме закружилась голова, насупленный боксёр позволил себе огрызнуться на судью, и был удален с площадки. Многие псы так рвались к победе, что в угоду скорости не уделяли должного внимания качественному преодолению препятствий.

Далматинка нетерпеливо ожидала своего выхода, нос её был устремлен к трассе, хвост тихонько подрагивал. Она знала, что главное в аджилити - это мастерство, а не скорость. И вот она услышала знакомое: «Ап!»…
«Вперёд! Преодолеть барьер не сложно, надо только повыше подпрыгнуть, теперь пробежать по качелям, вскарабкаться на виадук…. Внимание! Впереди коварный мягкий тоннель, главное, не запутаться, так… аккуратно приподнять мордой ткань, а дальше уже ждет узкий бум. Ура! Я приближаюсь к обручу, необходимо попасть в узкое отверстие, ещё чуть-чуть… финиш совсем близко. Змейкой проскользнуть между шестами слалома и не забыть, что первый обязательно должен быть слева; жёсткий тоннель, забор… последний прыжок через воду… только не замочить лапы – мне не нужны штрафные очки – и вот долгожданный финиш!».

«Нет, быть первой приятно даже собаке!» - Подумала Далматинка, собираясь на бал. Её белоснежное, кипенное одеяние было заказано у собачьего кутюрье. Она и на балу хотела быть неотразимой!
Всё было, как в сказке – собачки приезжали в экипажах: веселые, нарядные, в лучших туалетах. Ничто не могло омрачить им этот день, даже надутые пузатые сизые тучи, которые решили вылить на всех свои обиды, претензии и недовольство.
Но когда Далматинка вышла из кареты, лошадь, впряжённая в экипаж, внезапно испугалась и ударила копытом. Брызги фонтаном разлетелись в разные стороны, грязными пятнами осели и впитались в лилейную шкурку…. О-О!!! Как было не зарычать и не оскалить зубы, но Далматинка знала, что на нее нацелены объективы кино- и фотокамер. Она замерла на мгновение, оценивая ситуацию, затем гордо вскинула голову и чинно проследовала в бальный зал. Успех её был ошеломляющий, все хотели узнать, где она раздобыла такую необыкновенную горностаевую шубку, а наша кокетка только загадочно улыбалась.

Если на улице вы увидите крапчатую собаку с тёмными пятнышками на алебастровой шкурке, вспомните эту историю и знайте – безвыходных ситуаций не бывает, надо только верить в себя.

Но истории продолжаются...

0

9

Папийон или немного о собачьих ушках

На северо-западе Франции в старинной провинции Нормандии – земле суровых побережий, тенистых лесов и пышных садов; земле замков и крепостей - в небольшом домике на берегу океана жили три приятеля: Бульдог, Бишон и…Безухий, каждый из которых занимался своим делом.
Небольшой с частыми чёрными полосками на бронзовом коренастом теле, приземистый, но храбрый и сильный Бульдог охранял домик. Элегантный, в пушистых штанишках, с богато опушённым хвостом Безухий был мозговым центром компании, так как много читал и без устали наблюдал за всем, что делается вокруг. Маленький жизнерадостный, белоснежный, с воздушной шерстью, напоминающей пуховку для пудры, Бишон был украшением дома, он имел приятный голос и часто развлекал приятелей песнями собственного сочинения.

Вот и сейчас в гостиной шёл неспешный разговор. В гости к французским друзьям приехал Английский Бульдог - упорный, сообразительный и сильный пёс. Он как всегда затеял с французским тёзкой давний спор о красоте породы. Англичанин, имея маленькие, тонкие и эластичные розоподобные ушки, критиковал француза за большие, обращённые вперед, как у летучей мыши, уши. Бишон тихо посмеивался над ними, он-то знал, что самые лучшие уши у него - висячие, покрытые шерстью, развевающиеся на ветру, когда по утрам он занимается бегом.

Безухий же грустно сидел в углу, а затем, тихонько вздохнув, вышел в сад. Был тёплый безветренный вечер. Высоко на небосводе Большой Пёс внимательно наблюдал за своей стаей, он был готов явиться к своим собратьям по первой мольбе и помочь им добрым советом, вниманием или… просто совершить чудо. А ты, любишь мечтать, глядя в ночное небо? Веришь в чудеса? Нет!? А Безухий верил. Читая сказки, в которых Золушка нашла принца, кот получил сапоги, а деревянный мальчик ожил и обрёл друзей, пёс мечтал о том, что у него появятся… уши, любые, а так… иметь просто два, прикрытых шерстью, отверстия в голове, кому это понравится. Вы спросите: «Почему же Безухий не обратился к Большому Псу»? Ответ прост, он не хотел беспокоить вожака пустяками, зная, что есть собаки, которым помощь нужна намного больше. Это те собачки, которых хозяева безжалостно выгоняют на улицу, предав их и расторгнув договор, записанный в Великой Родословной. А ушки, да, неприятно, но это не главное.

Так, ворча и бормоча, Безухий услышал странный хрумкающий звук, который доносился с грушевого дерева. Подойдя ближе, пёс увидел толстого червяка, с аппетитом уплетающего зелёный лист. Собака подняла лапу, замахнулась…, как вдруг червячок, не переставая жевать, проговорил: « Не убивай меня Безухий, я тебе пригожусь. Это сейчас я поглощаю цветочки и листочки, а когда вырасту и превращусь в красивую бабочку, я откажусь от вредных привычек и буду помогать вам в саду, опыляя растения». Собака опешила, присела на задние лапы и с интересом посмотрела на обжору.
- Как тебя зовут, и почему ты постоянно жуешь? - Спросил Безухий.
- Я гусеница Сатурний, скоро превращусь в самца самой красивой ночной бабочки Европы – Большой Павлиний Глаз, к сожалению, век мой не долог, всего несколько дней, а хочется всё увидеть, везде побывать, нельзя будет терять время даже на обед, поэтому сейчас я и делаю запасы. – Отвечал червячок.

Так пёс подружился с будущим павлиноглазом и под неугомонное чавканье поведал ему о своём пороке. Конечно, у всех есть свои недостатки: Бульдог храпит по ночам, Бишон без причины заливается смехом, но иметь безухую голову….

Шло время и однажды, выйдя в сад, собака не нашла Сатурния на месте, загрустив, Безухий хотел вернуться в дом, как вдруг в свете уличного фонаря он заметил огромную, танцующую бабочку, которая вдруг плавно опустилась ему на голову. И о чудо, у тени, которую отбрасывал пёс, появились роскошные большие уши. Он замер…, но бабочка вспорхнула и пересела на ствол дерева. Мираж рассеялся.
- Привет! Не узнаешь? Это я Сатурний. - Расправив свои бархатные, переливающиеся золотистыми, коричневыми, розоватыми тонами крылья, на которых сверкнули радужные пятна – глазки, павлиноглаз посмотрел на собаку.
- Мне надо так много тебе рассказать. - Затараторил Сатурний. И он поведал Безухому о красотах Нормандии, о море, о скалистых берегах, о ручьях и реках с чистой хрустальной водой. Пёс внимательно слушал и запоминал, он ведь не мог летать и видеть красОты своего края с высоты птичьего полёта.

Встречи продолжались в течение пяти дней, но вот пришло время прощаться. Пёс рыдал, повесив свою безухую голову. Он впервые терял друга, сердце его разрывалось от горя, слёзы капали на крылья павлиноглаза и, казалось, что они блестели дождевыми или росяными капельками. Жизнь покидала хрупкое тело Сатурния, он пошевелил своими усиками-перьями и проговорил: «Не грусти, мы расстаёмся, но у тебя остаётся память, и я всегда буду жить в твоём сердце. Бабочки в своей короткой жизни могут использовать одно желание. Ах, как бы я хотел навеки остаться с тобой!» Собрав последние силы, он расправил крылья, взмахнул ими и опустился на собачью голову… Сверкнула молния, ударил гром и… что-то забилось над собачьим лбом. На шум из дома выбежали Бульдог и Бишон и остановились поражённые. Над головой Безухого трепетали напоминающие крылья бабочки, опушённые шерстью в виде бахромы,… ушки.
- Папийон, папийон. – Загавкали псы (ведь по-французски – это и есть бабочка). Вот так исполнилось последнее желание Сатурния. Они были вместе – пёс и бабочка – навсегда!

Ты и теперь не веришь в чудеса? Тогда жди новых историй…

0

10

Китайская хохлатая собака или как скунс вывел новую породу

Сегодня я расскажу тебе о голых собаках. Да, да ты не ослышался, у них на теле совсем нет шерсти и кожа тонкая, нежная, гладкая, похожая на замшу. Их происхождение овеяно мифами и легендами, В Мексике и Китае до сих пор спорят, где впервые появилась такая собака. Но я расскажу тебе самую правдивую историю.
А началось всё в части света, объединяющей два континента Северную и Южную Америки, в стране тропической природы под названием - Мексика, где и жил наш герой. Жил, не тужил – охотился, вычёсывал колючки из шерсти, мирно посапывал по ночам, и ничто в его жизни не предвещало резких изменений в судьбе. Надо сказать, что пёсик был на редкость любопытным и везде спешил сунуть свой носик, а праздное любопытство до добра не доводит.

Однажды утром наш герой, прогуливаясь в поисках приключений, наткнулся на углубление в земле, из которого раздавалось сладкое похрапывание. Собака принюхалась, пытаясь заглянуть внутрь, но лезть в чужую нору было слишком опасно, и она решила подождать неподалёку, пока хозяин логова не проголодается и не отправится на охоту. Так пёс терпеливо просидел весь день.

В сумерках из норы показался странный зверь с густым грубым мехом и длинным пушистым хвостом. Важно вышагивая на коротких лапах с изогнутыми когтями, не спеша, не обращая внимания на собаку, которая, забыв осторожность, уставилась на зверя во все глаза, он прошествовал мимо. Больше всего нашего четвероногого героя поразила окраска зверя: по тёмному меху шли широкие белые полосы, начинающиеся на голове и идущие вдоль хребта к хвосту, который вперемешку был покрыт чёрными и белыми волосами. «Хм, - подумал пёс,- в природе, где нас кругом подстерегают различные опасности, иметь такую яркую вызывающую окраску, по крайней мере, не разумно, ведь она привлекает внимание и может навлечь неприятности на ее владельца». Поэтому добрый пёс решил познакомиться с глупеньким зверем и предупредить его, но как только он приблизился к нему, тот затопал ногами, заклацал зубами, затем поднял крючком свой роскошный хвост, всем своим видом демонстрируя отнюдь не дружелюбные намерения. Пёс опешил, но любопытство было сильнее, он сделал ещё шаг, пытаясь подойти поближе, и вытянул вперед свою нюхалку. Внезапно полосатик быстро развернулся к псу тылом, распушился, поднапрягся и, из-под вздёрнутого трубой хвоста вылетела струя жёлтой маслянистой жидкости, которая словно таран ударила нашему пёсику прямо в нос. «У-у-у»,- взвыл собачонок и упал на землю.

Ты, конечно, подумал, что это струя сбила его с ног? И не ошибся, однако есть маленькое но, мощь удара была заключена не в силе, а в…запахе. Гадкий, тошнотворный дух наполнил чувствительный носик собачки, проникая и наполняя каждую его клеточку. Запах тухлых яиц и даже зловоние самого большого цветка планеты раффлезии, пахнущего, как испорченное мясо, не могут сравниться с «химическим оружием», каковым в совершенстве владеет скунс. Да, да именно так зовут эту «вонючку», который, обладая таким мощным «ароматным» средством, может позволить себе безбоязненно разгуливать в ярком контрастном наряде.

Но наш герой узнал об этом слишком поздно, его пушистая шубка была насквозь пропитана самым отвратительным запахом на свете…. Потянулись кошмарные дни, собачка никак не могла избавиться от этой проблемы. Она барахталась в реке, валялась в дорожной пыли, , купалась в утренней росе, до дрожи мокла под дождём, но все её старания были напрасны. Запах стойко держался на длинной шерсти.
От отчаяния и безысходности пёс совсем потерял голову; пытаясь избавиться от ненавистного запаха, он помчался, не разбирая дороги. Продираясь сквозь заросли причудливых кустарников, юкк, агав, похожих на канделябры, шипастые столбики кактусов, которыми была богата страна, он не замечал, что на их веточках и колючках оставались клочки его чудной шерсти.

Так он бежал, бежал и добрался до синего великого океана. Перед ним раскинулся морской порт, где у причала стояли рыболовецкие суда. И тут собачку посетила замечательная идея. Наш измученный пёс решил пробраться на шхуну и от души вываляться в рыбных запасах, которые хранятся в её трюмах. Пожалуй, это был последний шанс перебить въедливый запах скунса.

Ночью, под покровом темноты, он, крадучись ступая по трапу, проник на ближайшее судно и спустился в трюм. Надо заметить, что зловоние, сопровождавшее собаку в течение последнего времени, благополучно просочилось следом за нашим героем… Вскоре с корабля по перекинутым на землю швартовым канатам крысы, обитающие на шхуне, одна за другой стали покидать корабль, а это, как известно, не предвещает ничего хорошего. Но пёс не был морским волком, и старые матросские приметы ему были не знакомы. Не теряя времени, он старательно вертелся на спинке, размахивая поднятыми кверху лапами; скользил бочком по скользкой рыбной чешуе; опускал голову и, вытянув вперед мордочку, смешно припадая на передние лапы, кувыркался и барахтался в трюме.

Много ли мало ли времени прошло, но от этих кульбитов и акробатических трюков у нашего пёсика закружилась голова, ему стало так плохо, что, пошатываясь и покачиваясь на разъезжающихся в разные стороны лапах, он вяло вскарабкался по трапу и оказался на верхней палубе. Его глазам открылась необъятная морская пучина, тошнота подступила к его горлу и…

Да, да наш герой оказался поражён морской болезнью. Забыв про осторожность, он бросился к ближайшему борту… Отвратительный запах, усиленный рыбными отходами, зловонными испарениями, наполнил палубу шхуны; люди, не выдержав, зажимая носы, со слезящимися от смрада глазами спускали шлюпки на воду и спешно оставляли корабль. Вскоре наш бедняга остался совсем один (возможно, так и появились легенды о покинутых кораблях).

Небо над горизонтом угрожающе темнело, тяжёлые свинцовые тучи заволакивали небо. Подул ужасный встречный ветер, и налетел свирепый ураган, который гнул мачты и рвал паруса. Бешеные волны крутили и бросали судно, как щепочку, в результате неуправляемый корабль налетел на подводные рифы и разбился, а собачку выбросило за борт…

…Доктор Цай, известный китайский целитель, как всегда, рано утром отправился на берег моря, где он собирал различные раковины, вынесенные на берег, доставал морские водоросли, которые потом использовал для приготовления целебных отваров и пилюль. Неожиданно он заметил на песке небольшую бездыханную собачку, лекарь подбежал поближе. «Бедный, бедный пёсик», – подумал целитель, глядя на маленькое тельце, на котором жалкими островками торчали пучки свалявшейся дурно пахнувшей шерсти, но сердечко неровно и тихонько стучало. Он бережно поднял собачку на руки и заспешил домой.

Там он приготовил целебную мазь из цветочной пыльцы и сушёных корок апельсина, добавив в неё тайные, только ему известные компоненты. Лекарь аккуратно, старательно втёр её в измученное тельце. От нежных, мягких прикосновений его рук собачка пришла в себя, но сил двигаться у неё совсем не было. Цай покормил четвероного друга протертыми овощами, и собачка уснула.

Много времени понадобилось целителю, чтобы побороть специфический запах и слабость собачки. В ход пошли и иглоукалывание, и траволечение, и массаж, и специальная диета. Врачевание шло успешно, пёсик поправлялся и хорошел на глазах. Он уже радостно махал хвостом, забавно морщил мордочку и обнажая передние зубки весело улыбался, приветствуя своего спасителя. И только одно обстоятельство смущало целителя. Дело в том, что остатки старой шерсти выпали, но новая шёрстка упорно не вырастала, и собака оставалась голенькой, чтобы он не делал.

Однажды, оставшись дома один, пёсик, пробегая мимо зеркала, заметил свое отражение, раньше он видел себя только в лужах. С зеркальной поверхности на него смотрела изящная собачка с гладким голым телом с шерстью на голове, хвосте и лапах, очень похожая на миниатюрную лошадку. В это время в домик лекаря постучались, дверь приоткрылась, и на пороге показалась заплаканная девочка.
- Что случилось? – озабоченно спросил у неё наш герой.
- У меня разболелся животик. – Ответила девочка, тихонько заплакав, и опустилась на диванчик.
Пёсик соскочил с тумбочки, на которой сидел, приблизился к малышке, запрыгнул к ней на колени и прижался своим нежным тёпленьким тельцем к больному месту. Когда доктор Цай вернулся домой, он увидел девочку, которая спокойно спала, свернувшись маленьким калачиком у него на диване, а рядом посапывал хохлатая четвероногая собачка.

С тех пор пёсик стал незаменимым помощником доктора Цая. Он, как никто другой, мог развеселить больных и поднять им настроение, а необычный вид, задорный хохолок и добрый нрав никого не могли оставить равнодушным.

Вот так появилась китайская хохлатая собачка, а верить или нет, каждый решает для себя.

Если тебе интересно, то читай следующую историю…

0

11

Хаски или все в упряжку становись

Скрип, скрип! Скрип, скрип! Ой, как холодно!! Кругом белым-бело. Льдины, торосы. Слепящее солнце, сверкающий снег. Куда это мы с тобой попали? Да это Арктика! Северная полярная область с низкими температурами, сильными ветрами, снежными бурями и туманами.
Здесь и жил быстроногий, грациозный, одетый в густую шубку Хаски. Ах, как он любил носиться наперегонки и валяться в снегу. Часто темпераментный пёс со своими друзьями устраивал настоящие забеги на скорость по хрустящему снежку. Здесь были: и внушительный, величественный, похожий на волка, Маламут, и нежный компанейский снежно-белый Самоед, и уникальная выносливая гренландская Лайка. Так они бы и резвились, ни о чём не думая, но однажды старая Моржиха, которая отдыхала на ледяном пляже, остановила пробегавшего мимо Хаски. Старушка укоризненно покачала головой и сказала собачке: "Всё-то ты бегаешь, попусту лапки бьёшь, ни пользы от тебя никому нет, ни помощи". Хаски обиженно протявкал: "А какая от меня помощь! Я же ничего не умею, только быстро бегать, да спать в снегу на морозе".
- Не хочешь, потому и не умеешь. Ты сильный, выносливый, проворный пёс. Мог бы и почтальоном работать. Я вот уже старая, дальние путешествия мне в тягость, а весточку сыночку на дальнюю льдину с удовольствием передала бы, да отвезти её некому. Я бы ему и посылочку отправила с рыбкой особой.

Собака притихла, это была настоящая работа. Можно было и помощь приносить, и заниматься любимым бегом - ух, у него даже дух захватило. Заблестели Хаскины миндалевидные разноцветные глазки: один голубой, а другой карий. Забил по бокам от нетерпения пушистый хвост.
- Бабушка Моржиха, бабушка Моржиха, а ещё кому-нибудь помощь нужна?
- А ты побегай по берегу, да поспрашивай.

Принялся Хаски разнюхивать среди северных зверушек, узнавать, кому почтовые услуги могут понадобиться. К его удивлению писем оказалось столько, что они и в пасть перестали помещаться. А посылок набралось так много, что в пору было не заплечный мешок брать, а сани готовить - ещё бы знакомые северные олени решили американским карибу ягеля (оленьего мха-лакомства) несколько мешков отправить.

Приготовил Хаски нарты - длинные, узкие и очень низкие сани, предназначенные для того, чтобы стремится вперед по непроходимым путям, - загрузил в них письма, посылки и еду для себя, чтобы в дороге можно было перекусить. Потянул, потянул, а сани ни с места - тяжёлые. Хаски даже завыл от огорчения. На его вой сбежались друзья. Увидели Хаски рядом с нагруженными санками, удивились, стали расспрашивать, что всё это значит. Тут пёс им и поведал про предложение матушки Моржихи. Загавкали псы, заволновались, носы наморщили, уши прижали, шерсть на загривке дыбом поднялась - рассердились, что Хаски к ним за подмогой не обратился. Стыдно стало псу, как он мог про северную крепкую дружбу позабыть. Прижался к земле, по снегу хвостом бьёт, на спинку перевернулся - прощения просит.

Как ты думаешь, простили его собаки? Конечно, разве настоящие друзья могут долго сердиться. Подумали они, подумали и решили вместе отправиться в поход. Всё хорошо, да только как разобраться кому и как в санки впрягаться, каждый хочет вперёд встать, чтобы первым быть. Маламут наступает на пятки Самоеду, Хаски заглядывается на хорошенькую Лаечку. Такая возня и толчея началась, что друзья даже покусывать друг друга начали. Хорошо на помощь снова Моржиха пришла. Объяснила она собачкам, что вперёд надо ставить самого сильного, самого умного, самого уважаемого пса. Посовещались четверолапые и единогласно решили, что первым станет Хаски, потом дружелюбный Маламут, за ним красавчик Самоед, а последней ближе к нартам решили поставить девочку, нежную гренландскую Лаечку.

И вот всё готово к старту. Собачки в нетерпении перебирали лапками и ждали только сигнала от вожака. "Ай-яй-яй-яяй+!" - не то залаял, не то взвыл Хаски, и собаки понеслись. Мудрая, добрая старая Моржиха долго махала им вслед ластами и улыбалась.

Бегут собаки, а вокруг волшебное ослепительное белое безмолвие, величественная и суровая природа: заметенные снегом карликовые деревья, белые холмы, замерзшие реки. Мороз - минус сорок, а им всё ни почем. Остановятся на ночлег, свернутся клубочком, прижмутся спинками и хорошо, тепло, греют друг друга, убаюкивают. Много ли, мало ли времени прошло, а только псы все письма развезли, все посылки доставили. Все тяготы и невзгоды пути перенесли: и от назойливых хитрых песцов убежали, и белого медведя не испугались, и удачно все полыньи и торосы преодолели. И вот лежит им путь домой.
Бегут собачки улыбаются, понравилось им пользу приносить, нашли они для себя работу по душе, торопятся к дому бабушку Моржиху поблагодарить. Однако в Арктике каждый миг непредсказуем. Спящая тишина вдруг разорвалась снежной бурей, налетел шквальный ветер, не щадит, на землю бросает, с ног сбивает; стемнело, на вытянутую лапу ничего не видно. Остановились собаки, сбились в кучу, прикрывают одна другую от пронизывающего до костей ветра. Так пурга бесновалась несколько дней, а когда всё стихло, увидели пёсики, что сильнейший снегопад замёл дорогу, ни следа не оставил. Не выдержала Лаечка, от безысходности и отчаяния она подняла морду к небу и завыла жалобно, тоненько, печально, остальные присоединились, поддержали эту тоскливую песню. А над их головами под эту мелодию танцевало, вспыхивая разноцветными огнями, северное сияние.

Только Хаски не пал духом, не годится вожаку поддаваться унынию. Он - надежда упряжки, ему не страшны ни холод, ни ветер, ни пурга, поэтому пёс под толстым слоем снега уверенно отыскал заметённую дорогу. Собачки полные энергии весело понеслись к дому, где все с нетерпением ждали своих почтальонов.

Вот так и появились первые собачьи упряжки. Потом они помогли людям добраться до Северного полюса Арктики, покорить суровевший Южный полюс Антарктиды, перевозили лекарства в труднодоступные районы, доставляли грузы. Да и сегодня на севере можно увидеть запряжённых в нарты собак и услышать призывный лай вожака упряжки: "АЙ-ЯЙ-ЯЙ-ЯЯЙ!" – возглас, в котором слышится торжество сильного, счастливого, свободного создания, у которого в жизни есть настоящее дело, а это ой как важно, даже для собаки.

Ты еще не устал? Тогда слушай следующую историю.

0

12

Пекинес и японский хин или задаваки

Наша история началась в стране восходящего солнца - Японии. Там в императорском дворце жила девочка-принцесса, у которой была грациозная, подвижная, элегантная, приветливая собачка породы японский хин. Гордая и самолюбивая Хина была талисманом императорского двора. Принцесса никогда с ней не разлучалась, собачка была такая маленькая, что девочка могла носить её в широких рукавах своего кимоно, национального японского женского платья.
Пришла пора цветения персиковых деревьев, время, когда по всей Японии отмечают день девочек. Когда-то в знатные семейства приглашали заклинателей, которые при помощи специальных чар направляли все беды людей на бумажных кукол, которых затем пускали плыть по реке или по морю.
Теперь же в домах просто устраивают выставки кукол, передающихся в семьях из поколения в поколения, потому что в стране принято отмечать рождение дочери, даруя ей именно эту игрушку.

На празднование решено было пригласить принцессу китайского императорского двора, вместе с которой приехала её лучшая подружка - собачка породы пекинес. В своей роскошной пушистой шубке Пекинеса была неотразима, недаром она служила украшением китайского царского дома, потому что больше нигде эту собачку содержать и разводить не разрешалось под страхом смертной казни.

В украшенной комнате, где к потолку были подвешены шары из искусственных цветов мандаринового дерева и вишни, со свисающими шелковыми шнурами, девочки в нарядных кимоно вели неспешный разговор, угощаясь сладостями и любуясь куклами. Играя, принцессы усваивали правила хорошего тона, учились бережно относиться к вещам, сдерживать свои желания и прихоти.

Здесь же, непринужденно откинувшись на мягких шелковых подушках, обмахиваясь, как веером, пушистыми хвостами, возлежали и наши собачки. Высокомерно поводя своими остренькими мордочками, на кончиках которых подрагивали влажные носики, пёсики похвалялись друг перед другом особенностями своих стран, пытаясь доказать их превосходство.

Началось всё с того, что Хина предложила сразиться в логическую японскую игру Го. На что Пекинеса ответила, что игра эта пришла в Японию из Китая, и не может называться японской, при этом она гордо задрала носик кверху.

Хина не растерялась и решила похвастать собственолапно выращенным в неглубоком поддоне миниатюрным деревцем бонсаем, но высокомерная Пекинеса, снова сослалась на то, что и бонсаи были родом из Китая. Отвечая, она слегка повысила голос и снова задрала нос.

Японская собачка замерла, а затем из листочка бумаги умело сложила журавлика, она знала, что искусство оригами родилось в Японии и пекинесу нечего будет ответить на это. Победно улыбаясь, она тоже вздернула носик.

Пекинеса презрительно посмотрела на бумажную фигурку и фыркнула. "Подумаешь, журавлик, так он же не летает. Вот в Китае умеют делать воздушных змеев - летающих драконов, которые могут парить в небе на потоках ветра. Кроме того, бумагу для оригами тоже начали делать в Поднебесной".

Спор разгорался, Хина повествовала о суши - кулинарных блюдах из сырой рыбы, о сумо - схватках больших людей, толковала про экибану - искусство составления букетов.
Пекинеса не уступала, она вещала о выращивании чая и чайной церемонии - искусстве заваривания чая, о хрупком тончайшем фарфоре, о великой китайской стене.

Хина, услышав про стену, затявкала: "Вот ты сидишь, за каменным забором и ничего не видишь дальше своего носа, а я!.... А Я!... Я была за морем, видела разные страны, гостила в европейских королевских домах. Вот!" - И она фыркнула, сморщив мордочку.

Собачки так увлеклись спором, что забыли обо всем на свете. Какие уж тут приличия и хорошие манеры. Они гавкали до хрипоты, подвывали, иногда срываясь на щенячий визг. Аристократки так шумели, что их лай разбудил Большого Пса, который сладко почивал, положив голову на Сириус. Вожак решил проучить взбалмошных спорщиц и слегка щелкнул их по задранным носам.
Ой, как стыдно стало пёсикам, они прижали ушки, поджали хвостики, но носики так и остались приплюснутыми, напоминая хозяйкам о бахвальстве. С тех пор ни пекинесы, ни японские хины не лают без нужды.

А ты задаешься перед друзьями? Хвастаешь без меры? Нет? Молодец! Тогда можешь не опасаться за свой нос и спокойно читать истории дальше.

0

13

Чихуахуа или собаки лилипуты

Среди индейцев Южной Америки бытует легенда о таинственной стране Эльдорадо, которая располагается в непроходимых чащах сельвы (тропических джунглей), на острове посреди большого солёного озера. По легенде все строения и предметы в этом государстве были сделаны из чистого золота, серебра или меди. В погоне за призрачным богатством Эльдорадо европейские завоеватели исходили вдоль и поперек многие гиблые места Американского континента, но до сих пор тайна золотой страны погребена в джунглях и надежно защищена от незваных пришельцев. Только древние индейцы майя знали местоположение загадочного озера, но унесли эту тайну с собой, когда неожиданно в один момент исчезли с поверхности земли. Осталась лишь порода небольших трогательных собачек, название которой дал правитель золотой страны. Об этом и пойдет речь в нашей истории, однако события, описанные в ней так необычны, что вряд ли кто поверит в них по настоящему.
Страна была маленькой-маленькой, такой крошечной, что всё там было, словно игрушечное. Приземистые домики, махонькие лужайки, леса с невысокими деревьями, где обитали малюсенькие звери. Населяли государство люди-лилипуты, они жили очень дружно с животными страны и хорошо понимали друг друга, так как говорили на одном языке. У правителя этого государства всего было в достатке: и золота, и серебра, и драгоценных каменьев. И был у страны только один недостаток, не было в его королевстве ни одной собаки.

Подданные очень любили своего короля. Он заботился о них, в свободное от государственных дел время его часто можно было увидеть вне стен дворца. То он с детишками в футбол гонял, то со старичками на лавочке беседовал, то забавные игрища устраивал.
Но вот люди стали замечать, что их государь не на шутку загрустил и совсем перестал из замка выходить. Отправились они к первому министру с просьбой разузнать причину глубокой тоски короля. Когда министр прибыл в замок, то застал правителя в тронном зале, тот сидел в кресле с потухшими, какими-то неживыми глазами.
- Что случилось, мой государь? Чем ты опечален? Уж не грозит ли нам войной неприятель?
- Нет,- тихо ответил король,- на границах всё спокойно, а гложет меня мысль о том, что у всех есть домашние любимцы. Я тоже хочу завести четвероного друга, но мой замок такой маленький, потолки невысокие, что ни один знакомый пёс из большого мира наших соседей не может в него протиснуться.
- Разве это беда? – Удивился министр, - прикажите, и мы построим Вам новый дворец, огромный, просторный, любая собака сможет там поместиться.
- Что ты! – Вскричал король,- как можно! У меня уже есть дом, что подумают мои подданные, если я буду так неразумно тратить деньги из государственной казны (да, это был очень справедливый правитель, который интересы жителей ставил выше своих собственных, а это ой, какая редкость).

Советник задумался, почесывая бороду, но он недаром был первым министром государства, и как никто другой всегда находил выход из самого трудного положения. Вот и сейчас, помолчав немного, советник произнес: «Ваше Величество, а не провести ли нам выставку мини собак? Мы разошлем гонцов по всей земле, и тогда Вы сможете узнать, существуют ли на нашей планете собаки лилипуты и выбрать себе достойного друга».

Государю эта идея очень понравилась, и он издал Указ о проведении конкурса на самую маленькую собачку. «А вдруг да повезет, – подумал он,- и найдется крошка, способная уместиться в замке лилипута?»

Глашатаи разнесли эту весть по всему свету. И заспешили на зов собачки разных пород.

Первым приехал бесстрашный, энергичный, гладкошёрстый карликовый цвергпинчер Цверг - гроза всех мелких грызунов, известный охотник на мышей и крыс. Он продемонстрировал свое умение стремительно и умело хватать вредителей зубами, быстро очистив от этой нечисти кладовые. Король подумал и назначил его хранителем королевских подваловСледом прибыл померанский Шпиц в модном оранжевом наряде, он с интересом вертел своей заострённой мордочкой, навострив стоячие уши. Весело помахивая свёрнутым в кольцо и закинутым на спину хвостом, пёсик покорил сердце королевы, а, как известно, любой уважающий себя мужчина не откажет в просьбе любимой женщине. Так Шпиц был определен в пажи королевы.

Маленький, любопытный с озорными глазками йоркширский терьер Йорк с забавным бантиком на макушке сразу приковал к себе взгляды детей. Он так задорно гонялся вместе с ними по двору за разной живностью, с таким усердием возился с ними в траве, что правителю ничего не оставалось делать, как назначить Йорка главным воспитателем.

Нежная, интеллигентная, ослепительно белоснежная, с тонкой шелковистой шерстью Мальтийская болонка Мальтезе своим внешним видом и жизнерадостным характером покорила множество сердец. Король даже стал к ней внимательно приглядываться, но малышка сама решила свою судьбу, прыгнув на колени к королеве-матери, так она стала её незаменимым компаньоном.

Были здесь и наши старые знакомые: малыш Тойтерьер, и аристократический Пекинес, и утонченный японский Хин, но они не искали ни службы ни дружбы, а приехали просто так, из любопытства.

Все, все получили по собачке, и только наш правитель остался ни с чем. Опечалился он, забросил государственные дела. Сидит в опочивальне ни ест, ни пьет – тоскует, чахнет.

А тем временем в королевском лесу начали происходить странные вещи. То бельчонка потерявшегося кто-то в дупло вернет, то птенчика, упавшего из гнезда, назад подсадит. Люди стали поговаривать, что завёлся в чащобе леший - лесной дух, который упал к ним прямо с неба, а зверушки лесникам рассказали, что помогает им существо невиданное: глазищи большие, а коготки на лапках, как пальчики, и он ими умело пользуется, по деревьям карабкается. А надо вам сказать, что жители королевства по деревьям не лазили, у них голова кружилась. И если вдруг птенчик из гнезда вывалится, помочь ему было некому. Хорошо, если лесник подберет, да дома выходит, а так не было спасения малышу.

Доложили про диво лесное первому министру, собрал он егерей, лесников, и отправились они искать таинственного зверька. «Вот поймаем, доставим королю, вдруг он развеселиться», - подумал советник. Долго лучшие охотники следы лесные читали, по тропам звериным ходили, приманки да обманки раскладывали, наконец, отыскали чудо лесное. Присмотрелся к нему министр и обмер. «Да ведь это собачка крохотная. Вот так удача!»
- Как же ты друг четверолапый в лесу оказался? – Обратился он к пёсику.
- О! Это длинная и необычная история. Я родился далеко-далеко отсюда на небольшой планете в созвездии Гончих псов.- Отвечала собачка. – Жители нашей планеты владеют перелетами через пространство и часто бороздят просторы вселенной. Я служил на одном из космических кораблей, в собачьем патруле, но однажды наш звездолет сбился с курса, и его выбросило недалеко от вашей планеты. В борт корабля угодил астероид, огромный летающий обломок, я в это время находился в спасательной шлюпке…, мне одному удалось спастись, - повесив нос, уныло рассказывал «пришелец». - Спасательный бот приземлился в воды озера, я покинул его незадолго до того, как он затонул в солёных глубинах. Так я познакомился с местными зверушками, потом то тут, то там потребовалась моя помощь, а мы собаки космического патруля привыкли приходить на выручку всем, кто в этом нуждается, вот я и остался здесь.
- Поедем со мной во дворец, – взмолился министр,- у нас правитель погибает, только ты сможешь помочь ему.
И отправились они ко двору. Надо сказать вам, что близился королевский день рождения, и министр решил устроить государю сюрприз.

Наступил праздник, еле-еле королева уговорила короля покинуть покои и выйти в тронный зал, где его ждали подданные, которые хотели развеселить, своего правителя и приготовили для него подарки. Они и пели, и танцевали, и декламировали стихи, и испекли для него многоярусный торт, но ничто не радовало короля. Тогда вперед выступил первый министр и торжественно вручил королю... небольшую корзиночку с цветами. Все зашушукались, стали удивленно переглядываться. Государь равнодушно принял подарок, учтиво поблагодарил и хотел отставить в сторону, как вдруг из букета послышалось: «Чихуа-хуа! Чихуа-хуа!!!». Царь замер, раздвинул цветы и увидел, как оттуда на него выглядывает крошка пёсик. Его блестящий носик трепетал и подрагивал, аромат цветов раздразнил его обоняние, и вскоре снова раздалось «Чихуа-хуа!». Король выхватил его из корзинки, прижал к груди, заулыбался и затараторил: «Пёсик, Чихуахуа, как же я долго ждал тебя!» Всё теперь нравилось Его Величеству и песни, и танцы, и стихи. Он даже собственноручно разрезал огромный торт и угостил каждого вкусным кусочком (жалко нас с тобой там не было).
Так маленькая собачка подарила всем лилипутам большой праздник.
С тех пор дела в королевстве пошли на лад. Чихуахуа везде и всегда был рядом с правителем. Вот только по деревьям он больше не лазил, потому что обещал своему царственному другу, который не хотел с ним разлучаться ни на минуту.. А для лесных жителей создали специальный зелёный патруль – скорую помощь для птичек и зверушек. А руководить отрядом пригласили специального тренера, маленького пучеглазого лемура Галаго, он как никто другой знал, как научить лилипутов освоить лазание по деревьям и победить страх высоты.

А ты умеешь держать свое слово? Не даешь пустых обещаний? Тогда и я обещаю тебе, что это не последняя собачья история.

0

14

Афганские борзые или дороги, которые мы выбираем

В далеком горном Афганистане, во дворце великого эмира у любимых борзых собак правителя родились близнецы. Девочку назвали Афганкой, а мальчика Бакхмулем. Родителям некогда было заниматься малышами, им следовало неотлучно находиться при эмире, поэтому для воспитания щенков пригласили бабушку персидскую борзую Салюки и дедушку арабского Слюге.
Бабушка учила щенков хорошим манерам и знакомила с великой историей их рода, указывая на особое отношение и уважение к ним со стороны людей. «Вы являетесь символом государства и вам дозволено все. Вы можете спать в кровати хозяина, можете брать со стола лучший кусочек мяса. Можете заходить в любой дом и оставаться там столько сколько пожелаете. И помните, что вы - древние борзые, - часто повторяла она, - Вы должны передвигаться с силой и грацией, ибо вы – древние борзые». Афганка разинув пасть могла часами слушать о своем знатном происхождении, об именитых родственниках: русской псовой борзой, грейхаунде, левретке, ирландском волкодаве… «Как раскидало их по свету,- думала чаровница.- Вот бы познакомиться со всеми поближе». Девочка ластилась к Салюки, подробно расспрашивая о великом и славном клане борзых собак. Во сне она часто путешествовала из семейства в семейство, везде встречая радушный прием.

Бакхмуль же постоянно вертелся около деда. Ещё бы старик был страстным охотником и прожужжал внуку все уши о безграничных возможностях афганских борзых собак, способных охотиться практически на любую бегущую дичь от тушканчика до неуловимого снежного барса Ирбиса.
Дед делился с внуком особенностями охоты с борзыми, с гордостью говорил о том, как ценятся их длинные стремительные лапы. «Многих из нас везут на лошади, и только после того как мы заметим добычу, начинается самое захватывающее. Наше дело догнать и удерживать животное до прихода человека». Бакхмуль в своих сновидениях чаще всего видел себя на великолепном скакуне, рядом с эмиром, который посылает своего любимца догнать и взять самую быстроногую добычу.
Дедушка немилосердно гонял своих внучат, не щадя даже очаровательную Афганку. Каждодневные тренировки, длительные кроссы сделали пёсиков выносливыми, проворными, а их ноги быстрыми и неутомимыми. «У вас должны быть крепкие челюсти, стремительные лапы, острые глаза и бесстрашное сердце, - учил их мудрый Селюге, - мы сражаемся мускулами и ногами. Недаром в народе нас называют «тази», что значит быстромчащиеся», - не уставал повторять щенкам дед.

Малыши росли быстро, их кормили нежным мясом молодого барашка и размоченным в молоке хлебом. Скоро щенки превратились в прекрасных собак с мягкой палевой длинной шерстью на ушах и туловище, на спине у них располагалось «седло» - короткая жёсткая шерсть, отличительная черта афганцев. Однако через некоторое время брату и сестре предстояло расстаться. Бакхмуль должен был отправиться в мужскую часть дворца, где он будет жить и выезжать на охоту. А Афганку ждал гарем, где за ней будут ухаживать не какие-нибудь рабыни, а любимые жены эмира. Но наслушавшуюся волшебных историй молодую непокорную собачку не прельщала такая жизнь. Сидеть взаперти, изредка отправляясь на охоту, часами лежать на подушках, вдыхать ароматы восточных цветочных масел, которые постоянно втирают в твою шерсть. Слушать сплетни и следить за тем как плетутся интриги на женской половине… Нет. Это не для неё. Она должна была что-то придумать.
С начала хорошенькая борзая решила обратиться к Большому Псу, она подняла морду и провыла ему о своих неурядицах, но тот, выслушав Афганку, лишь махнул лапой, решив, что она привередничает. К тому же строго указал ей, что по Великой Родословной она должна слушаться хозяев и подчиняться им.
«Подчиняться, ну уж нет! - Подумала гордая собачка, - Она, которая ведет свою родословную от древнеегипетских собак фараонов. Она, которая относится к «чистым» животным, которых Ной спас на великом ковчеге во время всемирного потопа. Она, которая … всегда поступала так как хотела. «Что ж, - решила Афганка,- я найду другой способ, но жить в гареме не буду». Однажды ей удалось подслушать разговор двух наложниц повелителя, из него она узнала, что за стенами города в пещере живет молодая пери – волшебница, которая может сделать всё что угодно, она знала тайны земли, силу луны и устремления сердец, обращавшихся к ней за помощью существ. План созрел в голове собаки в одно мгновение. Она поделилась им с братом, одной отправляться в такое путешествие было не безопасно. Разве мог близнец отказать взбалмошной, упрямой, но такой обольстительной и горячо любимой сестрице. Ночью, дождавшись, когда все уснут молодые собаки тихонько выбрались из дворца и направились за ворота города в горы Гиндукуша ко всемогущей волшебнице.
В глубине огромной пещеры мерцал огонь свечи, отбрасывая на стены причудливые тени. Там же находилась пленительно красивая крылатая женщина, которая что-то сосредоточенно толкла пестиком в каменной ступке. Её крылья покоились за спиной, оперенье переливалось и вспыхивало разноцветными искрами. Справа от неё на деревянном шесте спокойно сидел сокол, его голова была покрыта металлическим колпачком. Слева стоял большой чан с причудливо изогнутыми краями, в нём булькало и клубилось какое-то варево. В углу стоял туго свернутый ковер, а с потолка свешивались пучки сушёной травы: полыни, руты, базилика, мяты - от чего в пещере стоял неуловимый аромат летних лугов и полей.
- Приветствую вас, о быстроногие неутомимые борзые. Что привело такие благородные создания в мою скромную обитель? - Учтиво обратилась к ним Пери.
Афганка, не торопясь, с достоинством (как учила бабушка) рассказала волшебнице о том, что она хочет сбежать из дворца и начать новую самостоятельную жизнь.
- А знаешь ли ты, глупая, что для этого придется изменить твою породу, только так я смогу помочь.
- Изменить породу? Нет, я не согласна. Я мечтаю отправиться на поиски своих родственников, которые живут в заморских странах, но для меня важно сохранить свою благородную родословную. Я - Борзая и хочу навеки остаться борзой.
Ведьма задумалась.
- Что ж, тебе может помочь только переворотное зелье, которое изменит тебя внешне, но не изменит твоего происхождения.
Три компонента составляют его силу. Пыльца из цветка черного мака, золотая ворсинка из хвоста снежного барса и молоко голубой одногорбой верблюдицы. Для того чтобы достать эти составляющие надо иметь неустрашимое сердце, отчаянную голову, неутомимые лапы и преданного спутника. Если ты готова пройти испытания, я помогу тебе.
- Да, да. - Протявкала борзая.
- Тогда слушай. Цветок чёрного мака цветёт один раз в 100 лет, но тебе повезло, через несколько дней он распустится на затерянном в скалах высокогорном лугу. Я выпущу своего сокола, он укажет вам путь, но остерегайтесь злобных шакалов, которые стерегут чудесный цветок. Торопитесь, впереди вас ждёт трудная дорога, ведущая по извилистым неприметным горным тропам. Но помни, через три дня, ровно в полночь, после того как горная сова угукнет три раза, цветок откроет свои лепестки всего на один час. Опоздаешь, не достанешь волшебную пыльцу, и твоя мечта завянет вместе с ним. Иди и принеси мне порошок. - Закончив говорить, пери сняла с шеста сокола, освободила его голову от колпачка и выпустила на волю.

Сокол взвился в окрашенное восходящим солнцем розоватое небо. Афганцы дружно припустились за ним. Сказались долгие тренировки, которыми мучил их дедушка, теперь они резво бежали следом за птицей. И вот, наконец, она закружилась высоко в небе, указывая местонахождение редкостного растения. Собаки притаились за огромным валуном, всматриваясь с высоты на раскинувшийся перед ними луг. Он весь был покрыт цветущими алыми маками, а в центре загадочно чернел бутон волшебного цветка. Вскоре солнце опустилось за кряжистую гряду, и горы окутала тьма, внизу яркими точками светились костры стражей. Шакалы сновали туда сюда, обходя поле дозором. Но вот послышалось «У-гу! У-гу! У-гу!». Троекратно прокричала сова, времени на раздумье больше не оставалось. Бакхмуль уверенно скользнул с кручи вниз, Афганка не отставала. Неожиданно брат замер и приказал сестре идти в обход, в то время как он постарается отвлечь внимание стражей на себя. Появившись среди шакалов, как джин из бутылки, он принялся изворотливо вертеться среди ворчащей своры, ловко уворачиваясь от клацающих совсем рядом острых зубов. Заметив, что Афганка, успела стряхнуть волшебную пыльцу в заранее приготовленный мешочек, Бакхмуль стремглав ринулся следом за ней. Злобно взвыв, стая шакалов устремилась следом. Не в состоянии догнать быстроногих тази, они пытались схватить их за развевающиеся хвосты, и вырывали из них клочки шерсти. Борзые, стараясь уберечь хвосты, заворачивали их в колечко, после той погони у афганцев так и осталась привычка скручивать хвост в тугую петлю, а шакальи зубы оставили его в скромном одеянии из редкой и длинной шерсти.

Когда волшебница увидела вернувшихся с пыльцой собак, она, не долго думая, отправила их на поиски снежного барса. «Вам предстоит самим отыскать старейшего ирбиса, только у него в хвосте находится та единственная, необходимая для снадобья золотая шерстинка, - напутствовала борзых пери, - встретить барсов не просто, они редки и умело прячутся высоко в горах. Идите и принесите мне золотую шерстинку.

Афганка загрустила, ведь в этот раз ведунья не дала им сокола, указывающего путь, где же они отыщут эту противную горную кошку. Бакхмуль приблизился к пригорюнившейся собаке, лапой осторожно смахнул упавшую на её остренькую мордочку слезинку.
- Веселей смотри, сестричка.- Протявкал пёс,- мы найдём для тебя барса, даже, если нам придется облазить для этого все горы Гинудукуша. Дед рассказывал мне, что чаще всего барса можно встретить у водопоя, где он на рассвете подстерегает стада теков, горных коз. Мы отправимся вверх по течению реки, а там будет видно.

Ни пронизывающий ветер, ни серые свинцовые тучи, которые пытались запугать наших путешественников мокрым снегом не могли остановить бегущих собак. Они упорно продвигались вверх по ручью.
По дороге им встречались следы зайцев, белок, но следов горных козлов, а тем более ирбиса не было. Вскоре у места слияния двух горных ручьев им повезло наткнуться на стадо косуль, собаки, вытянув носы, аккуратно потянулись вслед за ним к водопою. Раздвинув кусты родендрона, они посмотрели на копытных, те мирно потягивали воду, Афганка горестно вздохнула, барса снова не было. Как вдруг Бакхмуль указал ей лапой на склонившееся над ручьем дерево, присмотревшись, собачка рассмотрела на его стволе… дымчато-серую, покрытую кольцеобразными пятнами шкуру. Барс лежал, плотно прижавшись к ветке и положив голову на передние лапы. Внезапно, стрелой взмыв в воздух, он приземлился прямо среди косуль, те бросились врассыпную. В момент прыжка, Афганка успела заметить, как сверкнула в хвосте золотым блеском необходимая шерстинка.

Снежный барс, тяжело отдуваясь, стоял в ручье, его подвела больная лапа. В погоне за горными козлами, он спустился с «заоблачных высот» и чуть не угодил в капкан, спрятанный на звериной тропе, барсу удалось выбраться, но повреждённая лапа давала себя знать. Вот и теперь старый ирбис промахнулся, он понял, что ему никогда больше не увидеть родные вершины «крыши мира». Он был голоден, ранен и сил для такого тяжелого путешествия у него не осталось. Внезапно он заметил двух собак, которые, помахивая хвостами, стояли в сторонке. Барс напрягся.
- Уважаемый Ирбис, - обратилась к нему хорошенькая собачка, - не могли бы Вы нам помочь. У меня есть мечта, для воплощения которой, так необходима единственная золотая шерстинка из Вашего великолепного хвоста.
- Мечта…,- старый барс задумался, глаза зверя затуманились, перед его мысленным взором встали недоступные заснеженные горные вершины. Хрустальный морозный воздух, неописуемая красота неприступных скал и звенящая тишина…, - Я отдам золотую шерстинку, но для этого вам придется найти в скальных трещинах «горный бальзам», который люди называют мумиё, он сможет исцелить мою лапу. Закончив говорить, Ирбис запрыгнул на дерево и снова слился с его стволом. Ну а собаки отправились дальше в горы в поисках загадочного мумиё.

Ой-ой! Похоже, ты заволновался, ты сомневаешься, что «афганцы» найдут целебный «горный бальзам»? Напрасно. Наши собачки внимательно слушали взрослых, добросовестно посещали занятия и старательно учили уроки, поэтому они знали, что мумиё надо искать в скальных гротах. В пещерах, где есть мазь стоит специфический запах, который трудно спутать с чем-либо другим. Как настоящие спелиологи (исследователи пещер), собаки облазили множество гротов, и вот в одной из них им повезло наткнуться на блестящую черную глазурь, покрывающую стены и своды. Из небольшой трещинки в полу они насобирали «бальзам» и поспешили в обратный путь.

Барс не обманул, смазав лапу, он вырвал из хвоста золотую шерстинку и отдал Афганке, что стоила для него эта «потеря», ведь он, благодаря собакам сможет вернуться в родные места. Ну а борзые поспешили к мудрой пери, они помнили, что их ждет еще одно задание. В этот раз они должны были раздобыть молоко голубой одногорбой верблюдицы. Для этого им необходимо было отправиться в Пустыню Погибели и найти затерянный в песках город.

Долго ли, коротко ли шли наши собаки по дикой Афганской земле, но добрались до раскаленной, пышущей жаром пустыни. Теперь их путь лежал по подвижным песчаным барханам. По дороге им попадалась лишь редкая растительность из полыней, пустынной осоки, мятлика и скрюченных стволов несгибаемого саксаула, который берег скудные капли влаги и не мог позволить себе непозволительную роскошь - покрыться листьями. Из-под собачьих лап разбегались ящерки, псы передвигались, внимательно вглядываясь в песок, стараясь ненароком не наступить на ядовитую змею или скорпиона. Вода давно закончилась, язык распух, обожжённые о горячий песок лапы подгибались, но они упорно шли вперёд. Кругом был только песок, красный песок…

Неожиданно перед ними вырос город, который одиноко высился среди песчаных холмов. Когда измученные собаки добрели до его ворот, перед ними открылось странное зрелище. На его, похожих на лабиринт, улицах стояла звенящая тишина, люди не переговаривались, не торговали, они потерянно, как призраки, бродили по городу, женщины плакали, никто не отвечал на расспросы. И только дервиш, нищий на центральной площади объяснил, что в городе случилось несчастье, его покинула одногорбая голубая верблюдица Дромедара и по древнему поверью, теперь город ждет забвение и запустение, караваны забудут к нему дорогу и пески поглотят его. Собаки стали расспрашивать дервиша подробнее. Оказалось, что когда верблюдица отправилась за стены города полакомиться любимыми верблюжьими колючками, ей встретился караван странствующих двугорбых верблюдов-бактрианов. Они пообещали подарить Дромедаре второй горб, если она отправится с ними.
-Я пытался остановить её,- сказал дервиш,- я пел для неё любимые песни, но она плюнула на меня и ушла с бактрианами.
- Почему же вы не отправились следом?- поинтересовались собаки.
- То же поверье гласит, что только «быстромчащиеся» могут уговорить Дромедару вернуться, но осталось тайной кто это может быть.
- О, - воскликнули собаки,- тази или «быстромчащиеся», так нас называют на родине. Мы немедленно отправляемся на поиски.
Они взяли с собой еды и воды, переоделись странствующими певцами, привязали на спину Бакхмулю рубоб, музыкальный инструмент, звуки, которого так любила Дромедара, и снова поспешили в глубь неприветливой пустыни за голубой верблюдицей. Отдохнувшие собаки быстро догнали караван, расположившийся на отдых в тени небольшого оазиса, зелёного чуда пустыни. Неподалеку от колодца они увидели Дромедару, она стояла, изящно выгнув свою длинную шею, и, не спеша, пережевывала жвачку. Собаки приблизились к воде, напились и предложили бактрианам послушать караванные песни. Бакхмуль снял со спины рубоб и коснулся его струн, полилась удивительная печальная мелодия. При первых аккордах верблюдица придвинулась поближе к музыканту и приготовилась внимательно слушать. Афганка под чарующие звуки музыки запела песню о великом городе, погибающем в песках. Она пела о детях, которые больше не смеются, о матерях, которые больше не рассказывают им сказки, о сильных мужчинах, которые не могут им помочь. Она пела о чуде, о голубой верблюдице, способной спасти этот цветущий город. Дромедара, слушая собак, перестала жевать, её голова повернулась в сторону оставленного города, глаза, наполненные слезами, как будто пытались рассмотреть за барханами покинутый дом. Неожиданно верблюдица сорвалась с места и плавной иноходью, раскачиваясь из стороны в сторону, заспешила к родному городу. Вот так и родилась легенда о собаках, спасших целый город. Ну, а тази, получившие в качестве вознаграждения молоко голубой одногорбой верблюдицы, понесли последний, недостающий компонент в пещеру крылатой Пери.

Скоро, совсем скоро мечта Афганки должна была исполниться. И вот отвар переворотного зелья готов, Пери дала выпить его собаке, затем принялась окуривать её рутой, пещера наполнилась пряным пьянящим ароматом, когда клубы дыма рассеялись, Бакхмуль увидел прекрасную незнакомую собаку с тёмной густой длинной шерстью, полностью закрывающей лапки, образуя на ногах подобие тапочек. Со спины исчезло короткошерстое «седло», которое было одним из основных признаков породы, но хвост всё так же задорно сворачивался в петлю. Покрытые шелковистой шерстью длинные ушки обрамляли вытянутую мордочку, но когда она подняла на брата раскосые с золотой искоркой глаза, он сразу узнал сестру и ласково лизнул её языком.
- Что ж, - обратилась Пери к Афганке, - теперь тебе пора отправляться в путь. Волшебный ковёр-самолет унесет тебя в далекую страну. Оттуда ты начнешь триумфальное шествие по всей земле. Тебя назовут афганской борзой, и ты займешь достойное место в собачьей родословной. Лучшие дома мира будут рады принять тебя, но странствия по свету почти не оставят времени на охоту, и лишь изредка ты сможешь побаловать себя стремительной погоней.
- А ты, - повернулась она к Бакхмулю,- останешься здесь и будешь носить звание аборигенной афганской борзой. Тебе придется строго соблюдать древние заповеди породы, которые гласят: "Помни, что ты - древняя борзая, и пусть ни один человек не изменяет тебя. Ты должен нести свое седло с гордостью, ибо оно - истинный признак твоей породы. Ты не должен прикрывать свои недостатки обилием шерсти, ибо они могут перейти к твоим детям, внукам, правнукам..." Сохранив любовь к скорости и охоте, ты улучшишь и приумножишь эти качества.
Ковер-самолет взвился в воздух, и Афганка отправилась навстречу своей судьбе, кто знает, может мы ещё встретим её на страницах наших историй…

0

15

Аффен-пинчер или собачий карнавал

В немецком городе Гёльн полным ходом шла подготовка к карнавалу. Суматоха царила в добропорядочном семействе Пинчеров. Ещё бы на собачий праздник должна была собраться вся семья, ведь Церберки бывают только раз в четыре года 29 февраля. По преданию в это время страж подземного царства трехголовый пёс Цербер может отлучиться со своего поста, и тогда вся нечисть на одну ночь получает возможность вернуться на землю. В этот день принято наряжаться в различные костюмы, ходить по знакомым и получать от них подарки после небольшого представления. Праздник отмечали не только собаки, а все домашние животные, кошкам же на карнавале отводилась особая роль.

Из Австрии приехал Короткошёрстный Пинчер, как правило, он не любит путешествовать, а предпочитает оставаться дома. Много лет он не появлялся в Гёльне и у него накопилось столько новостей, что его громкий лай раздавался по всему дому, так он спешил поделиться ими с родственниками. При этом он запихивал в рот длинные искусственные клыки, иначе как в нём узнают кровожадного вампира.

Из Голландии прибыл косматый дальний родственник пинчеров Смаусхонд. Он был весьма неприхотлив к выбору костюма и облачился в наряд лешего, густые усы, борода и кустистые брови гармонично дополнили одеяние.

Мускулистый Пинчер-Арлекин, не долго думая, остановился на ярком разноцветном костюме Арлекина. Обычно он предпочитает чёрно-белые тона, но для праздника готов был поступиться старыми привычками.

Цвергпинчер, который, как ты помнишь, служил в государстве Лилипутов хранителем королевских кладовых, смастерил себе забавную остроконечную шляпу с колокольчиками и был готов изображать гнома.

Статный поджарый атлетически сложенный Доберман, разрисовал белой светящейся краской свою черную шкуру и весело скалился, показывая прекрасно сохранившиеся зубы… скелета.

Пинчер, герой нашего рассказа, не мог усидеть на месте, он вертелся как юла, примеряя один костюм за другим. Его веселый нрав соответствовал костюму Арлекина, но более старший родственник уже сделал свой выбор, перечить ему было бы неучтиво. Он перебрал все костюмы на чердаке, но ничего не подходило ему по вкусу. Внезапно на дне огромного, окованного железом сундука, в самом углу он обнаружил чёрный костюм маленького бесёнка. Пёсик примерил его, тот пришелся как раз впору. Радостно виляя хвостом и повизгивая от удовольствия, он сбежал вниз в гостиную, чтобы продемонстрировать свой наряд.

«Аф-фен! Аф-фен! Обезьяна!»,- забасил Смаусхонд, коверкая немецкие слова. Другой бы на месте Пинчера обиделся, но наш герой смешно корча уморительные рожицы, заливистым лаем поддержал иностранца: «Аффен! Аффен! Мне нравится, теперь я так и буду себя называть! Аффен-Пинчер, обезьяний пинчер!». Ведь легче всего бороться с обидным прозвищем, просто сделав его своим именем.

Итак, все были готовы и ждали условного сигнала к началу праздника. Ровно в ноль часов ноль минут с башни городской ратуши, громко хлопая крыльями, взвилась в ночное небо стая черных воронов, символизируя выход тёмных сил из подземного царства и громким карканьем оповещая о начале карнавала.

Из каждого двора, подвывая, повизгивая, лая до хрипоты и рыча раскатистым басом, повалили толпы разряженных собак. Узнавая знакомых, они приветственно обнюхивались, вертели хвостами, поздравляли друг друга с праздником, обменивались косточками и восторгались костюмами. На улицах стоял такой шум и гвалт, что не приходилось и сомневаться - вся нечистая сила гостила сегодня в городе.

Пинчеры направились поздравлять соседей, они истошно выли хором перед каждой дверью. Не буду скрывать, что делали они это на редкость бездарно, репетиций было мало. Только природное обаяние Аффен-Пинчера, его обезьяньи проделки, потешные ужимки не могли оставить никого равнодушными, и корзиночки постепенно стали наполняться угощениями.

Тетушка Корова попотчевала их вкусным сливочным маслицем. Козочка напоила теплым молочком. Овечка приготовила к празднику ароматный сыр. Свинюшка нащипала для них щетины, из которой потом можно будет наделать кистей для ремонта дома. Гуси и утки подарили им пуховые подушки, а курочки и индюшки вынесли свежих яиц. Лошадь ржала от души и отсыпала им свежего овса для ароматной каши.

Незаметно праздник подошел к своей кульминации. Близился рассвет, и с первыми лучами солнца положено было вернуть злые силы в царство тьмы, их роль на карнавале как раз и отводилась кошкам. С первым криком петуха собаки сбросили свои одеяния. Со вторым началась погоня, на восходе собакам дозволялось безнаказанно носиться за кошками. Нет, нет, не волнуйся они не кусали и не грызли усатых-полосатых, а только загоняли их на фонарные столбы и деревья. Сами коты и кошки с удовольствием принимали участие в этой забаве, выгибая дугой спины, утробно урча и превращая хвосты в ёршики для чистки бутылок, они легко взбирались на ветви и оттуда устрашающе шипели на собак, точа когти о кору деревьев.
Аффен-Пинчер старался больше всех, задорно лая, он носился в своем одеянии цвета вороного крыла, шерсть на мордашке ерошилась и топорщилась, придавая ему сходство с кривляющейся обезьянкой.

Но вот полностью взошло солнце, раздался третий петушиный крик, оповещая о приходе нового дня и начале весны. Уставшие звери тихонько возвращались домой, надо было убрать костюмы до следующего високосного года. И только Аффен-Пинчер не захотел расстаться со своим забавным нарядом, он так и остался в нём, продолжая веселить и радовать своим потешным видом нас с вами.

Понравилось тебе на собачьем карнавале? Хотелось бы продолжить знакомство с четвероногими друзьями? Тогда жди следующую историю.

0

16

Ньюфаунленд или собака водолаз

Бедная, унылая, заброшенная земля. Никакой растительности, только камни да холодные озера с голыми берегами. Вот такой он - суровый остров Ньюфаундленд - край отважных рыбаков, китобоев и охотников на морского зверя. Здесь в рыбацкой деревне и родился щенок, чья мама была незаменимым помощником рыбака. Величественная, крупного роста с красивой чёрной шерстью и небольшими белыми пятнами на груди и кончиках лап она была необычайно хороша. Собака обожала хозяина и предпочитала с ним не расставаться, поэтому перевозила для него грузы, перетаскивала за канат лодку и даже на рыбалку и охоту всегда отправлялась вместе с ним. Вот и сейчас она забиралась в шлюпку, держа за шкирку своего щенка, пушистый чёрный комочек обречённо болтался у неё в пасти. Хозяин покосился на нерадивую мамашу, но ничего не сказал, ведь по древнему поверью собака на борту – это к счастью и удачной охоте. Сегодня мужчины деревни собирались поохотиться на «лысунов» или гренландских тюленей, чьи лежбища находились во льдах к востоку от острова.
Белёк же появился на свет на огромной торосистой и битой льдине. Обычно самки устраивали свои лежбища на обширных, покрытых снегом, крепких льдах, но в этом году подходящих льдин не было, вот и пришлось тюленицам или утельгам устраивать родильный дом в столь ненадежном месте. Весной, после длительных странствий стада этих чудесных морских животных собираются вместе для рождения детенышей. Эти хозяева морских просторов стараются избегать берега и держатся у окраин льда, там они отдыхают, там появляются на свет маленькие тюленики. Молодая утельга удивленно и с нежностью посмотрела на своего первенца, который, вдохнув холодного морозного воздуха, закричал длинным пронзительным криком новорожденного человечка. «Уа-а-а!, Уа-а-а!» - раздавалось то тут, то там, оповещая о рождении еще одного нового тюленя. Бесформенные, бледно-зеленоватые комочки жались к матерям в поисках защиты, опоры и просто вкусного питательного молочка.

Время летело незаметно, и вскоре малыш приоделся в изумительную белую шубку. Мама любовалась своим «сокровищем», с гордым видом поводя своей усатой мордой. Без сомнения он был самым красивым бельком на этом островке. На его круглой голове сияли огромные влажные антрацитовые глазёнки, пушистенькие ласты, сросшиеся в хвостик трепетно подрагивали, мех переливался и искрился на солнце, если бы не чёрный нос и глазищи его можно было принять за маленький сугробик. Он был такой беззащитный, такой уязвимый… Утельга облегченно вздохнула, хорошо, что льдина достаточно далеко от берега, и она может не опасаться за своего малыша. Ах, как она ошибалась… Просторы океана уже бороздили лодки с охотниками жадными до лёгкой наживы, уже готовились багры и копья для охоты на большеглазых белоснежных трогательных тюлеников. А высоко в атмосфере зарождался стремительный разрушающий ураганный вихрь, спасения от которого не было ни людям, ни животным.

Щенок и белёк, рождённые так далеко друг от друга, не могли и представить, что скоро их пути пересекутся в этом непредсказуемом мире в одной критической точке. Их жизни расколются, как льдина, на которой белёк впервые увидел свет.

Люди переговариваясь, готовились к высадке, они уже могли рассмотреть тюленей, которые небольшими группками чернели на белоснежном поле… Собака стояла на носу лодки и, поводя носом, принюхивалась к запахам, доносившимся от залежки тюленей. Внезапно налетел северный ветер, поднялись ледяные волны, которые, неуклонно надвигаясь, принялись рушить спокойное ледяное царство. С треском и грохотом льдины громоздились, наползая одна на другую, и рушились, ломаясь на мелкие осколки. Всё смешалось в кучу: глыбы льда, люди, лодки, тюлени, собаки…. Всё кружилось и вертелось в каком-то фантастическом сюжете…

Две матери бились в этом хаосе. Одна разрывалась перед выбором: долг - спасение хозяина или любовь - спасение малыша. Другая в этом круговороте тонущих малышей, обезумевших утельг пыталась услышать голос своего единственного белька и пробиться к нему через груды толпящихся тел.

А он, надрываясь отчаянным криком, тонул в ледяном крошеве морской стихии, которая так и не успела стать для него родной. Детский густой мех намок и тянул на дно, не оставляя надежды на спасение. Здесь же из последних сил барахтался и щенок, изрядно нахлебавшийся морской воды. Рядом послышался не то вздох, не то всхлип: «Ма-а-а!» - Это обессиленный белёк, жалобно пища, пытался призвать мать. Она услышала и рванулась к своему детёнышу, подцепила его под брюшко и начала выталкивать на льдину. Выше, выше и вот он уже растянулся на твердой опоре. Она скользнула следом… и замерла, на льду чернел незнакомый зверёныш. Тюленица ещё раз повела усатой мордой, внюхиваясь и пытаясь услышать запах своего детеныша, но тщетно. А тем временем течение относило льдину всё дальше и дальше от места страшной трагедии.

По законам тюленьего клана строго настрого запрещалось привечать и вскармливать чужого детёныша, утельги обязаны были безжалостно гнать от себя потерявшихся малышей. Вот и сейчас она смотрела на маленький жалкий комочек около своих ласт. «Законы, традиции, чего они стоят, если не позволяют спасти жизнь, самый ценный дар небес, подаренный обитателям планеты», - подумала тюленица, затем вздохнула, протянула когтистую ласту и уверенно подвинула к себе маленькое тельце. Щенячий нос уперся в упругий бок, в пасть ударила струя теплой удивительно вкусной, но непривычной жидкости. Измученный, проголодавшийся щенок жадно зачмокал, насыщаясь и быстро округляясь. Он прижался к серебристой, покрытой тёмными пятнами шкурке и пригрелся у брюха приемной матери, наслаждаясь теплом и запахом существа, которое спасло его от неминуемой гибели.

Так для щенка начался новый период в его необычной тюленьей жизни. С интересом он знакомился с новыми «родственниками», усваивал правила поведения, которые гласили, что если ты сыт, то должен тихо лежать под большой глыбой снега, свернувшись клубочком. Главное вести себя спокойно, не мешать самкам отдыхать и греться под лучами весеннего солнышка. Но щенок – это не тюлень, энергия била из него фонтаном. Он носился среди неповоротливых, похожих на маленькие дирижабли тюленей. Пытался носом подтолкнуть и растормошить таращащихся на него во все глаза головастеньких бельков и, ворча и поскуливая, вовлечь их в азартную, задорную игру. Внезапно из его горла вырвался незнакомый резкий звук: «Гав!» Щенок от неожиданности плюхнулся на попу, смешно растопырив задние лапы. И снова из его пасти послышалось: «Гав!». Малыш удивленно склонил голову на бок, прислушиваясь и словно пробуя на вкус новое слово. «Гав, гав–гав-гав!!!» - смаковал он. Вскоре льдина огласилась задорным собачьим лаем. Утельги недовольно покачивали головами и просили мать утихомирить своего приемыша и призвать его к порядку.
Но не только щенок нарушал устоявшийся уклад благородного семейства. Однажды на лежбище маток с детёнышами заглянул «лысун» - самец, ну и не поздоровилось же ему. Утельги враз «ощетинились» и, грозно ворча, кидались на него, заставляя пятиться, пока не согнали в холодную воду.

Подросший щенок менялся не по дням, а по часам. Под его кожей появился жирок, согревающий его на морозе. Лапы вытянулись и стали непомерно большими. Тюленица строго следила за ним, не подпуская к воде, страшные события были всё ещё свежи в её памяти, да и время плавать для маленьких тюленей не пришло. А как вы догадались, маленькому чёрненькому пёсику, приходилось изображать белька. Но вот как-то раз мать решила отправиться за добычей, половить свежей рыбки. Она мягко соскользнула в воду и исчезла в глубине. Обезумевший щенок заметался у края льдины, а затем бросился на спасение дорогого ему существа. Он щлёпал по воде большущими лапами, толкая свое тело вперед, туда, где пропала тюленица. Вскоре он, уже уверенно работая лапами, продвигался по водной глади. Когда утельга вынырнула, то к своему изумлению застала своего непокорного малыша за нарушением еще одной заповеди стада. Он плавал вокруг нее, не чувствуя своей вины, а только пытался лизнуть её в усатую морду и подтолкнуть к спасительной льдине. С тех пор малыша практически невозможно было выгнать из воды. Он получал истинное удовольствие, тренируя свои лапы. Вода не пугала его, наоборот, она звала и притягивала собаку. Вскоре между его пальчиками стали образовываться перепонки, которые помогали ему держаться на воде и загребать лапами быстрее и сноровистее. Мать в который раз махнула ластой на своего «белька» и с удовольствием плескалась рядом. Неуклюжая и неповоротливая на суше, в воде она преображалась. Верткая и стремительная она была отличной пловчихой и с удовольствием обучала своего сыночка премудростям подводного плавания.

Время неудержимо летело вперед. Бельки постепенно меняли свои детские пушистые шубки на жёсткий серый мех. Приближалась пора расставания, утельги должны были оставить своих подросших детенышей. Инстинкт гнал их вперед, на встречу с самцами, для того чтобы отправиться в дальнее путешествие. И вот этот миг настал, матери одна за другой ныряли в воду и покидали льдину. Утельга прощально посмотрела на приёмыша, вздохнула и опустилась в воду. Он, не раздумывая, бросился за ней, но щенок так и не стал тюленем, вскоре течением его стало сносить в сторону берега, и он потерял стадо из виду. Больше они не встречались, но пёс навсегда сохранил любовь к воде и память о тюленице, которая вырастила его, научила плавать и подарила ему тепло своего сердца.

Так пёс оказался на том самом острове, с которого мы начали этот рассказ. Он охотился, добывая себе пропитание. Рыбачил, загоняя на мелководье идущую на нерест рыбу, в удачливый день вылавливая до десятка аппетитнейшей рыбки.

Но однажды пёс стал свидетелем разыгравшейся на берегу драмы. Небольшой корабль налетел на скалы у берегов Ньюфаундленда, он накренился, и шлюпки смыло в море. На помощь терпящему бедствие кораблю торопились местные рыбаки, но прибой не позволял спустить на воду лодки. Один из моряков попытался вплавь добраться до берега, чтобы протянуть туда спасительный трос, но стихия оказалась сильнее. Его закрутило в прибрежных волнах, и он не мог выбраться из сильнейшего водоворота. В этот миг пёс прыгнул в воду, схватил тонущего человека за одежду и вытащил обвязанного веревкой матроса на берег. Это дало возможность протянуть с корабля трос, по которому благополучно перебралась на сушу вся команда.

Пёс стоял среди рыбаков и матросов, скромно помахивая хвостом, они благодарно трепали его по лобастой голове, жали лапу и пытались угостить вкусными кусочками. Вдруг в толпе окруживших его людей чуткие собачьи ноздри защекотал забытый, но такой родной запах, который он не мог перепутать ни с чем. Какое-то далёкое теплое воспоминание вспыхнуло в его душе. Щенок, назовем его по привычке так, превратившийся в статного роскошного пса стал пробираться между людьми в сторону стоящей у них за спинами собаке. Она недоверчиво обнюхала огромного пса, затем с радостью и нежностью облизала своего потерянного выросшего щенка. А он скакал вокруг неё, смешно выбрасывая вперед лапы, припадая к земле и скаля зубы в неудержимом восторге. Он вернулся, вернулся домой, а что может быть лучше дома…

Моряки разнесли историю об удивительной собаке - водолазе по всему свету. В память о своем счастливом спасении они подарили этой породе собак название острова – Ньюфаундленд.

Вот такая собачья история. Нам надо немножко отдохнуть, а потом обязательно расскажу тебе ещё.

0

17

Риджбек или львиная собака

Африканская саванна, «негостеприимная земля», как называют её аборигены, коренные жители материка. Палящий зной, изнуряющая жара, вот что ждёт тебя на её просторах. Но для длинношеих жирафов, полосатых зебр, толстокожих бегемотов, несуразных антилоп гну с козлиной бородой и лошадиным хвостом и многих, многих других животных и птиц – это родина. Здесь и произошла удивительная история, одним из участников которой стал красновато-пшеничный, с белым пятном на груди, с трогательными ушками-лопушками, мягко свисающими вдоль морды, пёс.
Итак, в долине реки Лимпопо, среди гигантских баобабов и раскидистых акаций жила семья жирафов, в которой ожидалось удивительное событие, скоро должен был появиться на свет детёныш. К этому событию готовились, его ждали. Жирафа получала самые вкусные веточки мимозы и наиболее сочные фикусовые листочки.

Здесь же, в отгороженной деревянным частоколом от опасностей саванны африканской деревне, в племени народности шона жил гордый, независимый пёс. Он много странствовал с людьми, защищая их от диких кровожадных зверей, пока они не облюбовали для поселения место, недалеко от медленно несущей свои грязно-зеленые воды реки Лимпопо. С тех пор у собаки появилось больше свободного времени, и она с удовольствием познакомилась с соседями.

Среди них оказалось стадо полосатых зебр, от которых рябило в глазах. Чёрно-белые неугомонные лошадки бесконечно сновали туда-сюда, замирая на мгновение лишь для того, чтобы оценить опасность.
Семейство бегемотов, которые редко покидали мелководье реки, постоянно нежась в грязевом месиве, выставив на свет лишь ноздри, глаза да ушки.
Угрюмые, себе на уме крокодилы, с ними необходимо держать ухо востро. Эти с первого взгляда неповоротливые зелёные «брёвна» могли в одно мгновение выпрыгнуть из воды и утащить на дно огромного зазевавшегося буйвола.
Потешный бородавочник, дикий земляной поросёнок, с огромными клыками, торчащими из пасти, нелепыми буграми под глазами и около носа, с топорщащимися бакенбардами и ниспадающей на лоб чёлкой. Однажды он пригласил пса в гости, но, подойдя к норе, развернулся к ней задом, протиснулся внутрь и, как пробка, закрыл своей тушей вход внутрь. Свободного места больше не оказалось, так пёс и просидел снаружи, вежливо помахивая хвостом, чтобы не обидеть «гостеприимного» хозяина.

Но особенно тёплые отношения сложились у собаки с жирафами. Эти высоченные животные с небольшой головкой на длинной шее, тонкими ногами с огромными костистыми коленками притягивали пса своим добрым нравом и весёлым характером. С ними можно было играть в слалом, проворно делая «змейку» между широко расставленными ногами, или в прятки. Не удивляйся, «солнечные зайчики», прыгающие по их пятнистой шкуре, делали их в листве деревьев незаметными для глаз. Кроме того, они могли рассказать о том, что делается кругом, с пятиметровой высоты без труда просматривая территорию на много миль вокруг.

Пёс всё чаще и чаще наведывался к друзьям, уж очень ему хотелось поскорее увидеть маленького жирафика. И вот, наконец, чудо произошло, на свет появился, а точнее свалился с двухметровой высоты, он, долгожданный малыш. Да, назвать малышом эту небольшую вышку было бы трудно, если бы не его нелепый вид. Он стоял, слегка оглушённый падением, покачиваясь из стороны в сторону на ножках, которым ещё не доверял. Мама с гордостью, любовью нежно облизывала его языком, помогая делать первые в этом мире неуверенные шажки. Неповторимый пятнистый рисунок на золотой шкурке, мягкие, вытянутые вперед губы, бархатные крохотные рожки, украшающие головку, растопыренные ушки, чёрные выразительные, окаймленные густыми ресницами глаза – пёс влюбился в «крошку» с первого взгляда. Вскоре они весело проводили вместе время, играя с зебрами и антилопами.

Всё было бы хорошо, но неожиданно пришла беда. Наступила засуха, листья на деревьях съёжились, трава пожухла, река обмелела и пересохла, вода осталась в немногих углублённых местах, куда и стремились изнурённые жаждой звери. Кроме того, в этих местах появился лев - «бродяга», изгнанный из прайда львиной семьи за особую жестокость. Страх поселился в сердцах животных, они уже не могли спокойно пастись и беззаботно резвиться.

Несчастье случилось на водопое. Семья жирафов отправилась к реке. Высоченным гигантам необходимо было широко расставить ноги, опуститься на колени, вытянуть вперед шею, для того чтобы добраться до живительной влаги. В тот миг, когда старшие животные находились в этой неудобной, непривычной для себя позе, и подкрался к малышу злобный гривастый зверь. Пока папа жираф неуклюже пытался подняться на ноги, чтобы заступиться за жирафку, сытый лев раскатистым рыком погнал малыша в глубину саванны. Родители даже с высоты своего роста не могли рассмотреть любимое чадо в струящемся мареве, поднимающемся от растрескавшейся земли. Велико было их горе, они безмолвно стояли, тесно прижавшись, переплетя шеи, пытаясь поддержать и утешить друг друга.

Тут-то и подоспел пёс. Он слушал взволнованных, перебивающих один другого жирафов, наморщив лоб, по которому извилистыми тропинками пролегли глубокие морщинки, в них падали и стекали на собачью морду огромные соленые слёзы жирафы мамы. Приняв решение, пёс заводил носом, пытаясь в переплетении следов найти и определить дорогой запах пятнистого друга-малыша. Взяв след, собака поспешила вперед, следом за ней одновременно выбрасывая вперёд обе правые, а затем обе левые ноги заторопились жирафы, будто плывя, колыхаясь и раскачиваясь, как на ходулях, над раскалённой зноем землёй. К сожалению, они не могли долго выдержать взятый собакой темп и вскоре остались далеко позади.

Наш пёс уверенно продвигался к цели, ни на минуту не задумываясь о том, как он в одиночку справится с «царем зверей». Важно было спасти друга, и он мчался не жалея лап. Наконец показалась жертва и её погонщик. Жирафка стоял такой одинокий посреди огромной равнины, дрожь сотрясала его тельце, в темных широко распахнутых глазах бился тихий ужас, а рядом, охаживая себя по бокам сильным хвостом с кисточкой на конце, потряхивая гривой, заходился в устрашающем рыке лев. Нет, он пока не собирался есть малыша, но ему нравилось держать жирафика в напряжении и ожидании роковой минуты.

Пёс залаял и закружился вокруг мучителя, пытаясь отвлечь на себя внимание огромной кошки. Он понимал, что в одиночку ему не справиться и пытался дождаться спешащих на подмогу жирафов. Лев уставился на собаку, ожидая увидеть привычный панический страх, но встретил решительный, прямой взгляд карих собачьих глаз. Звери, не мигая, гипнотизируя, уставились друг на друга. Тело льва напружинилось для броска, собака спокойно готовилась встретить его.

Жирафы подоспели как раз вовремя. Отец заторопился вперёд, размахивая тяжёлой головой, словно кувалдой. Лев, оценив обстановку, проворным движением попытался запрыгнуть жирафу на спину, но был встречен оборонительным ударом передних ног. Мощный толчок отбросил «кошку» далеко назад. Встретив такое дружное отважное сопротивление, лев, поджав хвост, оставил поле боя и больше не появлялся в этих краях.

Сколько же было радости, как нежно жирафы ласкали своего малыша, облизывая его своим на редкость длинным языком.

Пёс, скромно постояв в сторонке, тихонько потрусил прочь, чтобы не мешать долгожданной встрече. Но малыш вырвался из любящих «объятий» и бросился к собаке. Он наклонил свою голову, вытянув шею и перегородив дорогу, заглянул спасителю в глаза и «чмокнул» его в холодный влажный нос. Пёс растроганно замер, вдруг он почувствовал, как по его позвоночнику от хвоста к загривку шершаво прошёлся жирафий язык, это жирафа мама благодарила за своего малыша, с другой стороны такой же лаской одарил пса и папа жираф. Намоченная шерсть поднялась дыбом и так и осталась стоять торчком, образуя на спине забавный гребень (ридж), смешно сворачиваясь за плечами двумя завитками.

С тех пор собаку так и зовут Риджбек или львиная собака.

Надеюсь, что тебе было интересно, и ты непременно прочитаешь следующую историю.

0

18

Русская псовая борзая или цветок папортника

История эта произошла не за морями, не за океанами, а у нас в Древней Руси. Одним из самых страстных увлечений той поры среди знати была соколиная охота. Тихая, благородная – ни криков, ни выстрелов, только стремительный полёт сокола и - добыча у него в когтях. Князья выезжали на охоту нарядные, с дружинниками и порой целыми неделями пропадали в лесах и полях.
О ловчих птицах заботились специальные люди – сокольничие. Они кормили птиц, ухаживали за ними. Приручить хищную птицу, выдрессировать её, ой как не просто. Главное выдержать, не сдаться и наградой будет незабываемый бросок кречета, который с неба, сложив крылья, камнем падает к ногам или выныривает из листвы и устраивается на руке хозяина. "Сия потеха" утешала печальные княжеские сердца и наполняла их радостным весельем.
Далее и пойдет наш рассказ о семье княжеского сокольничего Трифона, семья у него была большая, четыре дочки да сынок, хоть и младшенький, да главный мужичок в доме. У Трифона в соколятне дел не в проворот, вот на Прошу и легла главная забота о доме. То дров для печки наколоть, то травы для коровы накосить, то надел земельный вспахать. Всё бы ничего, только однажды душным июльским вечером накануне дня Ивана-Купалы, увидел Прошенька, что сидит отец в углу чернее грозовой тучи, буйну голову повесил, ни ест, ни пьёт.
- Тятенька, тятенька, что пригорюнился? Ай случилось чего?
- Случилось, сынок, дело тайное да грязное. Пробрался кто-то в соколятню, пока меня не было, и выкрал всех птиц. Завтра князь-батюшка на охоту собирается, не сносить мне головы, что не уберег княжьих любимцев. Пропадете вы теперь,- глухо простонал отец.
- Не кручинься, тятенька,- мальчонка его утешает,- целая ночь волшебная впереди, что-нибудь придумаем.

А Проша, даром что мал, а только смышлёный мальчишка был. Слышал он от стариков деревенских, что в эту ночь расцветает цветок папоротника, кто его найдёт да сорвёт, становится провидцем, начинает понимать язык деревьев, зверей, птиц, а главное открываются ему волшебные клады в земле. «Пойду-ка я сегодня в лес, разыщу цветок чудный, накопаю сокровищ, отдам князю и спасу тятеньку»,- решил мальчик. Взял он заступ, лопату, сунул за пазуху краюху хлебца и решительно отправился в лес. Кругом костры горят, песни звучат – народ гуляет, праздник отмечает. Только Проше не до того, обошёл он веселящихся людей стороной и ступил в высокий тёмный лес. Идёт факелом себе дорогу освещает, по сторонам внимательно смотрит, к папоротникам приглядывается, под веточки и листочки заглядывает. Тихо, темно в лесу, только сухие сучки под ногами трещат, да листва на ветру перешептывается. Другой бы на месте Проши струсил и наутёк пустился, только нет у него пути назад без цветущего папоротника и клада богатого.

Шёл, он шёл, всё больше в лес углублялся, да только не видно нигде цветка редкостного. Неожиданно Проша очутился на небольшой полянке, посмотрел вниз и замер, заметил, что остановился он в месте странном. Под ногами круг большой, внутри ни травинки, голая земля, а по краям грибы сидят.
«Ой, это ж я в «ведьмин круг» попал», - подумал Прошенька, заныло у него сердечко. - Теперь будет меня нечистая сила по кругам водить, не найти мне клад, из лесу не выбраться.

Тут и правда, вспыхнул неожиданно ярко факел у него в руке и погас. Погрузилось всё вокруг в непроглядный мрак. Только вскоре глаза мальчика привыкли к темноте, да и полная луна, которая к тому времени высоко взошла, осветила поляну бледным светом. Вдруг впереди среди стволов деревьев блеснул свет. Кинулся за ним Проша, а огонёк на месте не стоит, дальше его влечёт, вскоре заметил мальчик, что под ногами земля проседает, качается, понял, что попал на болото, а огонёк впереди маячит, зовёт за собой, манит. Так с кочки на кочку стал Проша потихоньку перебираться, внезапно впереди плеск раздался, и чей-то голосок истошно закричал. Подобрался Проша ближе, присмотрелся и видит - в болото провалился старичок древний, глаза у него без бровей и ресниц, как звезды горят, а в бороде и на голове волосы зелёные торчат.
- Ба, да это ж леший!- подумал мальчик и начал с себя рубашку через голову стягивать, по древнему поверью, чтобы от лешего и его козней избавиться надо всю одежду наизнанку вывернуть и заново на себя надеть.
- Помоги мне, Прошенька!- взмолился старичок, - нагни березку…
- Ты меня погубить хотел, а теперь пощады просишь?- Удивился мальчик. - Я же тебе ничего плохого не сделал.
- Работа у меня такая,- плаксивым голосом ответил леший,- кладоискателей, жадных до лёгкой наживы, на болото заманивать и бросать здесь на забаву водяному. Моё дело лес охранять, растения беречь, зверей в обиду не давать.
Говорит старичок, а сам уже по самую бороду в жидкую топь ушёл. Не выдержало мальчишечье сердце, не приучен он родителями за лихо злом платить, пригнул березку болотистую за ствол тоненький и вытащил лесного духа из трясины. Выбрались они на твердую почву, сидят, отдыхают, краюху чёрного хлебца жуют, беседуют. Поведал мальчонка про свою кручинушку, про тятеньку, которого страшная участь ждет, да про сестриц с матушкой, которым придется нищими по дорогам странствовать.
- Не грусти, Проша. Дам я тебе колчан со стрелами волшебными. Ты перед охотой, подойди к князю и попроси его дать разрешение стрелы те из лука выпустить, а там сам увидишь, что будет.
На том и простились. Старичок-лесовичок в чаще остался, а Проша домой заторопился, светало уже.

Приспел он ко двору как раз вовремя. Тятенька перед князем стоит, ответ держит, тот во гневе уже и руку с мечом над головой отцовой занёс…
- Князь-батюшка, не вели гневаться, вели слово молвить,- бросился к его ногам Проша.- Дозволь чудо явить, выпустить из лука стрелы волшебные, а потом и наказание верши.
Удивился князь речам смелым, приказал принести лук. Натянул Проша тетиву что было силы и выпустил первую стрелу, взвилась она в небо…, а на землю опустилась собакой доселе невиданной. Грациозная, узкотелая, стремительная, величественная - одно слово волшебная.
А Проша выпускал стрелу за стрелой, и скоро перед ним стояла уже целая свора собак.
Откуда не возьмись, из кустов выскочил заяц и помчался во весь дух, свора вихрем сорвалась с места и понеслась. Князь бросился за ними, да куда там, давно отстал, только шею тянет, вперед всматривается: «Догонят, не догонят?». От бега быстрого раскраснелся, кровь к лицу прилила, сердце то стучит, то замирает, азарт перехлестывает. Бегом собачьим любуется: «Ай да резвые, ай да борзые!!!» А заяц – летит, только «пятки» сверкают… Идёт спор: хитрость, ловкость, сноровка зайца против быстроты, сметливости и умения собак. И все это на глазах у светлейшего. Вот собаки догнали длинноухого, от щеки к щеке швыряют, одна сшибла зайца, вторая ухватила…. «Взяли, взяли!»,- закричал князь не своим голосом. Нет, справился, выкрутился косой, выскочил, как пуля, из-под скучившихся собак и исчез в перелеске. В честном поединке повезло зайчишке, спас свою шкурку, унёс ноги. А князь приседает, по бокам себя руками похлопывает, слезу вытирает. Давно он на охоте не испытывал такой страсти, такой борьбы, такого азарта…
Так на смену соколиной забаве пришла знаменитая псовая охота. Проша с тех пор борзятником стал, его собаки слушались, понимали и любили. К ним потом и Афганка на ковре-самолете прилетала, любовался её красотой Проша, да только сердце его навек русской борзой было отдано.

Вот какая история, что ты головой качаешь, не веришь, а зря. Присмотрись к борзой повнимательнее. Морда, как наконечник - длинная острая, уши всегда назад затянуты и плотно к шее прижаты. Не бежит – летит. Тело в струну вытянуто. Хвост – не хвост, а оперение. Не собака – стрела… В цель попадёт – не отпустит.

Здесь, пожалуй, я с тобой до следующей сказки и распрощаюсь…

0

19

Дворняжка или исключение из правил

Ты помнишь, как начались наши истории? Правильно, собаки и люди заключили между собой договор, по которому каждая собака обрела себе хозяина…
Но почти в каждом правиле бывают исключения, вот об этом и пойдет речь.
Этот пёс был неисправимым мечтателем и путешественником, он не мог и часа просидеть на месте, ему все было интересно. Что там скрывается за ручейком, почему бабочки летают, а гусеницы нет, куда спешат муравьи по своей дорожке. Его переполняли эмоции, и он старался поделиться ими с окружающими. Возвращаясь из своих походов, он спешил всем, всем рассказать о том, что ему удалось узнать, и так громко делился впечатлениями, так много лаял, что на него перестали обращать внимание и собаки, и люди. Всё чаще и чаще Барбосин убегал в лес.

Вот и в тот день, когда Большой Пёс огласил содержание Великой Родословной, его не было в стае, и он остался без хозяина. Когда Собака вернулась в стойбище, она никого не застала. Барбосин растерялся, вокруг было так много следов, но все они вели в разные стороны, пёс потерянно покружился на месте, а потом поднял голову и завыл. Каково же было его изумление когда, там, далеко на небосводе, он увидел Большого Пса, который не менее изумленно смотрел на Барбосина.
- Откуда ты взялся? – Спросил вожак – И почему ты один?
- Не знаю,- протявкала собака. – Я гулял, а когда вернулся, все пропали…
- О, нет… - Огорченно взвыл Большой Пёс – Это моя вина, о, «изглоданная собачья кость»! Я забыл про тебя и не упомянул в Великой Родословной. Теперь ты останешься изгоем, и звать тебя будут просто дворняжка.
Вожак задумался…
- Я не могу исправить ошибку и дать тебе хозяина, но есть один путь… Однако тебе придется нелегко, ты сам будешь искать владельца. Много миль доведётся пройти, много лишений придётся перенести, но если у тебя сильные лапы, крепкие зубы, сметливый ум и… доброе преданное сердце, ты обретешь счастье и найдешь не только хозяина, но и верного друга. Вот здесь, недалеко от себя, я зажгу для тебя путеводную звезду Процион и создам созвездие Малого Пса, чтобы никогда не забывать о той ошибке, которую я совершил. Процион будет указывать тебе дорогу, как Полярная звезда, которая, всегда указывая на север, помогает ориентироваться людям.
- Иди, Барбосин, я буду наблюдать за тобой, и пусть удача сопутствует тебе.- Сказал Большой Пёс и скрылся за облаками.

Делать было нечего, собравшись с духом и подкрепившись на дорожку, Барбосин потрусил на встречу новым приключениям. Но теперь он знал цель своего путешествия и не намерен был отступать.

Долго ли, коротко ли бродил пёс по белому свету. Где он только не был, и в далёкой Австралии, где Динго поведал ему свою историю; и в Англии, где Бобтейл приветствовал его, весело помахивая крошечным хвостиком; и во Франции, где Бишон спел ему балладу о трогательной дружбе собаки и бабочки; и на Крайнем Севере, где с удовольствием впрягался в собачью упряжку и бегал по искрящемуся снегу в облачке морозного воздуха…. Сколько собачьих историй он услышал, разных - и весёлых и грустных, вот только хозяина пока так и не нашел.
Случилось, что однажды Барбосин забрёл в Звёздный городок, там набирали отряд первых космонавтов. Маститые учёные, умудрённые доктора отбирали лучших из лучших. Наш Барбосин, закалённый дальними путешествиями, стройный, подтянутый, красивый, с интеллектуальной мордашкой (чего только стоила одна его белозубая улыбка) был принят в отряд безоговорочно. Закипела работа, тренировки начинались рано утром и продолжались до позднего вечера. Приходилось приучаться к приёму пищи из автомата питания, пребыванию в маленьких и тесных кабинках, до головокружения вертеться на центрифуге…. Медицинские обследования, испытания на различных стендах, примерки моделей космической одежды, в виде трусиков и жилеток ярко-оранжевого цвета… Многие не выдерживали перегрузок и отчислялись из отряда, но дворняжка вытерпела всё, и наградой стал первый полёт в космос.

Ты скажешь, что Барбосину не сказано повезло? Что он смог полюбоваться нашей планетой из космического корабля? Что фотографии с его мордочкой обошли все газеты мира…, так то это так, но, к сожалению, когда полёты закончились, отгремели фанфары и замолкли поздравления, про безродного дворового пса снова забыли, и он остался на улице - один одинёшенек. Шерсть его свалялась, на лапках от беспрестанных походов стерлись подушечки, и появились причиняющие боль мозоли, бока ввалились (ему часто приходилось довольствоваться на обед несколькими глотками воды из грязных лужиц), золотые сияющие искорки в умных карих глазах потухли. Люди перестали замечать его, им не было дела до измученного, отчаявшегося пса, когда дома их ждали верные, ухоженные, весёлые, записанные в Великой Родословной собаки.

Ты плачешь? Тебе жалко Барбосина? Значит у тебя большое, доброе, светлое сердечко, умеющее любить и сострадать. Ты счастливый человечек!!! Улыбнись, вытри слёзки, ведь наша история ещё не закончилась…

Помнишь, мы говорили с тобой о чудесах? Оглянись, возможно, они рядом с тобой, а ты их просто не замечаешь. Не веришь, тогда слушай дальше.

Многие мечтают о собаке, но выбрать породу ох, как не просто. С одними надо ходить на охоту, у других сложный характер и к ним нужен особый подход, кроме того, у собак, перечисленных в Великой Родословной, должны быть особые стандарты, соблюдение которых обязательно для исполнения. Вот и я долго подбирала себе четвероного спутника, но, к сожалению, ни с кем не могла найти общего языка. Но как-то раз, безлунным зимним вечером на кануне Нового года, возвращаясь домой, я остановилась полюбоваться звёздным небом. Вот Орион затягивает потуже поясок, вот Большая медведица ласково машет лапой Малой, вот созвездие Большого Пса…

Как вдруг, сверкнув и прочертив на небосводе яркую черту, недалеко от меня упала звезда… Знаешь, что необходимо сделать, когда увидишь падающую звезду? Правильно – загадать желание и попробовать найти упавшее чудо, если повезёт, то желание обязательно сбудется. Поэтому я поспешила к месту падения. Путь привёл меня на старую заброшенную стройку. Кругом валялись разбитые доски, торчали ржавые железки, темнели зияющими дырами трубы. Внезапно в одной из них что-то сверкнуло, сердце у меня учащенно застучало…, неужели нашла? Чиркнув спичкой, я присела и заглянула в отверстие… В тусклом, мерцающем свете я увидела на холодном, заиндевелом металле, свернувшуюся клубочком небольшую собачку, которая настороженно следила за мной внимательными умными глазами.
- Привет! – Сказала я. – Ты не видела случайно упавшую звезду?- Спичка погасла, укусив меня за пальцы. Я ойкнула и помахала рукой.
- Нет, не видел. – Услышала я в ответ и стала озираться по сторонам, надеясь увидеть своего собеседника. Вокруг не было ни души. «Не может быть».- Подумала я.- «Собаки не умеют разговаривать»,- но снова заглянула в трубу.
- Что ты делаешь здесь?
- Живу.
- А почему ты один?
Собака замолчала, затем посмотрела на меня печальными глазами, в которых дрожали слезы.
- У меня нет хозяина и нет друзей.- Тихонько проскулил пёс и поведал свою историю. Нет, он не жаловался, просто неспешно рассказывал о путешествиях, о злоключениях, о Великой Родословной…
Не знаю, как долго мы болтали, но я поняла, что уже не смогу оставить пёсика на тёмной, неприветливой, запорошенной снегом улице и предложила Барбосину дружбу и кров.
Вот так у меня появился верный, умный, чуткий, любознательный друг. Больше мы не расставались. Вечерами Барбосин вспоминал свои путешествия, и я записала их для тебя.

Когда на улице ты встретишь брошенную, одинокую, бездомную собаку, не спеши бросить в неё камень или посмеяться над ней. Остановись, присмотрись к ней повнимательнее, загляни в бездонные, всё понимающие глаза, возможно, ты увидишь в них друга, который так долго искал тебя. Улыбнись, протяни ему руку, подари свою любовь, и его маленькое, горячее, преданное сердечко будет принадлежать тебе навсегда.

Вот и всё. Нам пора прощаться, но если Барбосин вспомнит и поведает новую собачью историю, я обязательно расскажу её тебе.

0

20

Американский стаффордширский терьер и бои без правил

Сегодня я расскажу тебе историю породы, которая незаслуженно очернена в глазах людей, итак…
Пёс лежал, постукивая хвостом по полу, и снисходительно, смотрел на веселящихся щенков. Те, толкаясь, карабкались на спину матери, смешно переворачиваясь через голову, съезжали с её шкурки и барахтались около тёпленького живота.

Давно ли он вот так же беззлобно мерился силой с Динго…, да, не повезло бедняге.
Перед мысленным взглядом пса встал понурый, растерянный вид друга, который по недоразумению был отправлен в далекую Австралию пасти овец. Макс (назовем так нашего героя) задумался, вспоминая, как всё началось в день провозглашения «Великой родословной». Ему тогда несказанно повезло, он попал в английский спортивный собачий клуб, к великому тренеру мистеру Стаффорду.

Жизнь в школе была подчинена строжайшей дисциплине. На рассвете собак поднимали, и они направлялись на утреннюю пробежку, наматывая не по одному десятку километров, не взирая на погодные условия. Затем непременные спарринги в спортивном зале. Потом вкусные питательные обеды.
Кроме того, одним из основных уроков, которые преподавал своим спортсменам тренер Стаффорд, был Кодекс чести.
- Не обижайте слабых, будьте честными в бою, постоянно развивайте свой интеллект, не рычите и не лайте без необходимости, всегда защищайте правое дело, - внушал тренер своим подопечным. - Мужество, сила, быстрота реакции, выдержка, хладнокровие и преданность – вот основные ваши качества,- не уставал повторять Стаффорд.
Не мало внимания уделялось в школе и отдыху подопечных. Они с удовольствием гоняли мяч, купались в пруду, бегали по пологим деревьям и даже на перегонки лазали через сетчатый забор.

Но самой заветной мечтой каждого пса было желание достичь звания Чемпиона, для этого было необходимо победить в трёх схватках подряд в своей весовой категории, положить соперника на «лопатки» и отпраздновать заслуженную победу.
Состязания проводились на специальном ринге – «пите». Перед началом боя собак мыли водой с молоком, затем их разводили по углам «ямы» и по команде судьи начинался бой.
О! Эти незабываемые мгновения азарта, жажды победы, стремления быть лучшим. Макс с гордостью носил звание Чемпиона, он неоднократно выигрывал состязания и считался гордостью школы. Казалось, что всё в жизни пса налажено, но…

Однажды тренер вызвал собаку к себе
- Понимаешь, Макс,- сказал Тренер,- ко мне обратились с далекого континента Америка с просьбой помочь им организовать школу Стаффорширдских терьеров. Я посчитал, что должен направить к ним нашего лучшего представителя, ты станешь первым Американским стаффордширским терьером. Сопровождать тебя будет основатель новой школы,- и он указал на невзрачного человечка, стоящего у окна.
Делать было нечего, пёс простился с товарищами и отправился за океан.

Невысокий, но коренастый мускулистый терьер сидел на палубе атлантического лайнера и, свесив голову за борт, сосредоточенно поглядывал на резвящихся в воде дельфинов. Новый хозяин, господин Хорор, с первого взгляда, не внушал собаке особой привязанности. Худощавый с длинными сухими, как ветви старого дерева руками, он производил впечатление жестокого и злобного человека. Маленькие, колючие глазки сверкали красноватыми искорками из-под кустистых тёмных бровей, казалось, что его колючий взгляд пронзает, как кинжал, и испепеляет внутри все добрые и весёлые чувства. Но пока он исправно кормил Макса, обеды были вкусные и сытные. Кроме того, не позволяя терьеру засиживаться, человек каждый день заставлял его совершать пробежки по трапам, начиная от трюма и заканчивая верхней палубой. Макс поиграл мускулами и остался доволен своей физической формой. Пёс, поглядывая на сверкавшие стальным блеском тела за бортом, вспоминал, как в юности, дурачась, поднимал с насиженных мест птиц, бегал с другом по следу заячьих петель, распутывая их витиеватый узор… Теперь, пожалуй, он не отказался бы побороться и с более крупным зверем…
Побороться…., Макс даже не представлял, как близко, неотвратимо и ненавистно скоро будет ему это слово…

Наконец, они прибыли на место. Помимо вновь прибывшего терьера, у господина Хорора жили ещё несколько собак: бордосский дог, боксёр и белый крепыш со свиными глазками; вид у них был устрашающий, шкуры покрывали рубцы от страшных ран, разорванные уши придавали мордам свирепые выражения. Тяжелым взглядом они провожали отдохнувшего в пути, молодого ухоженного пса. Макс шёл спокойно, с достоинством, стараясь ни одним движением не показать той настороженности, которую вызывало у него это странное место. Вокруг висел давящий запах ненависти, смешанной со страхом. «Какой же зверь мог нанести этим псам такие увечья?» - напряженно думал Макс. Ответ он нашел очень скоро. Оказывается, мистер Хорор забрал его из спортивной школы вовсе не для того, чтобы создать в Америке клуб стаффордширских терьеров. Он был членом Тёмного братства «Бои без правил». Тренер часто рассказывал своим воспитанникам об этой организации. «Для членов братства, - говорил он, - главное не красота боя, не выявление сильнейшего, а денежные ставки, которые превращают эти состязания в кровавые расправы».

И потекли дни, полные изнуряющих истязаний. Мистер Хорор получал удовольствие от перевоспитания, основной его целью было полностью подавить и подчинить себе волю непокорного пса. Он старательно выбивал из Макса Кодекс чести, заложенный в собаку кинологами Стаффордской школы.
Закалённый спортивными состязаниями пёс сопротивлялся как мог, и вскоре его тело ныло и ломило от ударов хлыстом.
Главное, что он должен был вынести из уроков Хорора это жажда крови, его челюсти должны были стать орудием убийства, капканом смерти, попав в который ни одно существо не имело ни малейшего шанса на спасение.

Вскоре псу пришлось на деле испытать полученные навыки, его выставили на ринг против огромного косматого пса.
Тот возвышался перед Максом неприступным утесом, высокий рост, на первый взгляд, давал ему неотразимое преимущество. Схватив стаффорда за загривок, он принялся трепать и мутузить Макса, тот же, расставив пошире лапы, старался не дать громиле опрокинуть себя на спину. Зрители улюлюкали и бесновались кругом, но амстафф, который был воспитан в традициях Стаффордширского клуба, не хотел драться без правил. Он привык выходить на поединок против собак своей породы в одной весовой категории, поэтому, как только здоровяк отпустил Макса, чтобы отдышаться, пёс отвернулся от соперника и направился в свой угол. Судья остановил бой. Во время этой короткой передышки Хорор, протирая собаку влажной губкой, бормотал под нос проклятия, обещая дома, как следует разобраться с собакой. Затем незаметным движением руки он коснулся собачьей головы и повернул Макса мордой к рингу. (Хитрый человек потихоньку засунул в ухо собаки кусочек растения, которое обладало способностью подавлять волю и вызывать приступы неудержимой ярости.)

В тот же момент всё перед глазами Макса покрылось кровавой пеленой, искажённые криками лица людей расплывались, беззвучно открывая рты, страшное нетерпимое жжение раздирало череп, мозг поглотила тьма…и, он бросился навстречу противнику…
Одним неуловимым движением Макс мгновенно вывернул голову и, намертво сомкнув челюсти на горле противника, повалил того к верху лапами. Почуяв недоброе, великан жалобно пронзительно завизжал, но вскоре только хрип вырывался из разорванного горла. И только почувствовав в пасти деревянные клинья, которыми пытались разомкнуть его сведённые челюсти, Макс отпустил обмякшее тело и безвольно опустился на задние лапы. Словно в тумане он наблюдал, как подъехал полосатый фургон и в него погрузили тело недавно ещё такого грозного исполина. Из этого фургона не было пути назад: те, кто попадали туда, больше не возвращались. В голове у собаки было пусто, он не выдержал, он предал дело своего Тренера, он позволил тупой злобе одержать верх над разумом. Воспаленный ум амстаффа кричал, терзая глухой болью душу собаки.

После этого случая, Макс потерял всякий интерес к жизни. Ни побои, ни угрозы не могли вывести его из ступора. Теперь Хорор хотел полностью использовать собаку в своих преступных целях. Каждый день Макса выводили в тренировочный зал и использовали в качестве боксерской груши. «Боевые» псы Хорора оттачивали на нем своё «мастерство». Неизвестно как долго продолжалась бы эта незавидная судьба, но вскоре среди псов появилась «дама». Жижи тоже была американским стаффордширским терьером. Тем утром исстрадавшегося Макса, как всегда, приволокли на тренировку. Он безучастно уставился на новое «лицо». Хорошенькая стаффочка с презрением смотрела на подавленного пса. Она явно не собиралась пачкать свои сахарные зубки об этого потерявшего свое достоинство стаффордширского терьера. Когда прозвучала резкая команда Хорора: «Убей его!»,- она и ухом не повела. Прочертив в воздухе кривую петлю, хлыст взлетел над головой недочеловека и резко опустился на спину гордой собачки. Она не взвизгнула, а только пригнула упрямо голову. Внутри Макса что-то шевельнулось, и как только хлыст снова взвился вверх, он внезапно прыгнул вперед и прикрыл Жижи своим израненным, измученным телом, готовый в следующее мгновение броситься на мучителя, но плеть опустилась рядом, и хриплый хохот мистера Хорора эхом прокатился над залом; потирая руки, он удалился.

Так началась их дружба, а потом… и любовь… Радости пса не было предела, омрачало настроение только поведение Хорора. Тот внимательно следил за собаками и однажды пригласил к Жижи ветеринара, который сказал, что у неё будут щенки. Когда они направились во двор, Макс тенью последовал за ними.
- Что ты собираешься делать с этими упрямцами? - Спросил врач.
- Я разделаюсь с ними, как только появятся щенки. Они были нужны мне, чтобы произвести хорошее потомство. - Ухмыляясь, ответил Хорор.- Собираюсь оставить себе только лучших из помёта, остальных в фургон, а уж молодняк я воспитаю так, как нужно мне.
Шерсть на загривке Макса встала дыбом.

Как ты думаешь, что должен был делать будущий отец? Бежать, спасать своих ещё не родившихся щенков от Хорора, а подругу от полосатого фургона? Ты прав, осталось только разработать план побега…

Собаки перебрали массу различных вариантов, но остановились на одном. Во дворе, куда их выводили гулять, росло наклонное дерево, макушка которого перевешивалась через забор. Стаффорды решили, что как только они окажутся на прогулке, Жижи взбежит по стволу и перепрыгнет на другую сторону, за ней последует и Макс.

И вот час настал, как только мистер Хорор утратил на минуту бдительность, Жижи взлетела по стволу и в один прыжок оказалась по другую сторону. Максу некогда было раздумывать, он умело вскарабкался по сетчатому забору (сказались игры и обучение в любимой школе) и перекинул через него свое натренированное тело. Собаки стремглав бросились прочь от ненавистного места.
- Будьте вы прокляты! – Потрясал кулаками разгневанный Хорор. - Никогда ваша порода не будет знать покоя! Люди будут бояться вас и гнать прочь, все их помыслы будут направлены на уничтожение вашего племени.- Неслись им вслед страшные ругательства озлобленного человечишки.
Проклятие настигло Жижи, скользнуло по её спине, опалив шерсть на загривке, рикошетом ударило в Макса, заставив его споткнуться, и унеслось в даль в поисках новой жертвы… Но ничто не могло испугать и остановить вырвавшихся на волю собак.

Затем потекли тяжёлые дни скитаний. Проклятие стало сбываться. Поползли слухи о проделках американских стаффордширских терьеров. В чём их только не обвиняли: и в налётах на фермы, и в воровстве, но самое страшное обвинение заключалось в агрессивном поведении и нападении на людей.

Макс нигде не мог найти работу, чтобы накормить Жижи. Более того, на собак была устроена настоящая охота, и им пришлось затаиться в лесу, где пёс изредка ловил зайцев или даже мышей для подруги. На неё было жалко смотреть, бока ввалились, глаза потухли. Бесстрашная Жижи, волнуясь за малышей, которые скоро должны были появиться на свет, стала угрюмой и затравленной. У них не было дома, их все ненавидели, будущее малышей было под угрозой.

Однажды вечером они услышали крики на тропинке, ведущей через рощу.
- Пожалуй, я посмотрю, что там происходит,- заторопился Макс.
- Не уходи, останься,- сквозь слёзы взвизгнула Жижи,- я боюсь потерять тебя…
Он ласково облизал её взволнованную мордочку.
- Я вернусь, обещаю! – прошептал пёс ей на ухо и бросился на шум.

Тихонько выглянув из-за дерева, он заметил на дорожке подростка, который пытался защититься от нападавших на него трёх хулиганов. Силы были не равны, но парнишка не отступал.
«Не обижайте слабых, будьте честными в бою, всегда защищайте правое дело!»,- услышал Макс голос Тренера и, не раздумывая, бросился на помощь. Он вылетел из-за дерева, как снаряд: неумолимый, разящий, не знающий промаха. Бандиты опешили и растерялись от внезапно появившейся их жертве подмоги. Пёс не лаял, не рычал, он просто стоял рядом с пареньком, оскалив страшные зубы. Справиться с одним подростком ещё было можно, но рисковать своей шкурой хулиганы не собирались и бросились наутёк.

- Спасибо, друг!- нагнулся мальчик к собаке и протянул руку…
В это мгновение на тропинке появилась Жижи, глаза ее горели, лапы подрагивали от голода, но она готова была броситься на защиту своего возлюбленного. Внезапно, она обессилено опустилась на утрамбованную землю, Макс потянулся к ней с вопросом…
- Щенки, - жалобно проскулила собака…
Новый друг понял всё без слов, он подхватил Жижи на руки и поспешил к дому, Макс не отставал от него ни на шаг…

Так началась новая глава в жизни Макса. Щенки благополучно появились на свет, они с Жижи обрели надежного друга и новый дом, который затем стал Американским собачьим спортивным клубом, так сбылась мечта тренера Стаффорда. Первые щенки выросли, нашли достойных хозяев; появились новые малыши, за судьбу которых Макс и Жижи могли быть спокойны.
Только нет, нет, да и возвращалось к ним проклятие Хорора, тогда собаки замирали и, прижавшись, бок о бок, готовы были вместе противостоять подстерегавшим их напастям. Они знали, что если рядом настоящие друзья, большая семья, то никакие проклятия, никакое «Тёмное братство», никакие слухи им не страшны.

Вот такая история. Вспомни о ней, когда у тебя появится четвероногий питомец. Не важно, какой он будет породы, важно, чтобы ты не забывал о той ответственности, которую берешь на себя. Ты обязан стать для собаки не просто хозяином, но и настоящим другом. Ничтожные, злобные, мстительные мистеры Хороры должны навсегда исчезнуть. Ты согласен?..

0

21

Бладхаунд и бассет или лестница в небо

Сегодня я расскажу тебе о гончих, точнее только о двух представителях этого вида охотничьих собак, и так…
Жили-были два друга, не разлей вода. Дружили они со щенячьего возраста, и так много возились и трепали один другого за уши, что к тому времени, когда подросли и превратились в рослых крупных собак, уши у них настолько вытянулись, что свисали значительно ниже морд, предавая им добродушный и слегка флегматичный вид. На первый взгляд, казалось, что псы ленивы и медлительны, их задумчиво-грустный взгляд мог обмануть любого, на самом же деле, это были неутомимые страстные следопыты. Взяв след, собаки могли забыть обо всем на свете, для них не важно было найти зверя, для них важно было не потерять след, и ни что ни дождь, ни посторонние запахи не могли сбить их с толку. Достаточно было одной малюсенькой капельки крови, чтобы псы неутомимо шагали и шагали, преодолевая километр за километром, вскоре их так и прозвали Бладхаунды (кровные гончие). Один из псов был красно-коричневым, а другой -пегий с разбросанными по белой шкуре тёмными и рыжеватыми пятнами, так их и отличали.

После того как собаки были распределены между хозяевами, друзьям повезло: они попали в соседние дома, поэтому могли по-прежнему часто видеться, и их существование не было омрачено разлукой. Однако Пегий вскоре изменил старым привычкам, всё чаще и чаще он стал проводить время на мягком диване, где с книжкой в лапах любил помечтать о том, о сём, зарывшись носом в мягкие подушки. Комфорт и уют стали неотъемлемой частью его жизни, в далёком прошлом остались много километровые упорные поиски по следу. Красно-коричневый, приглашая старого друга на прогулки, слышал мягкий, но твёрдый отказ. Сначала, он огорчался, пытался растормошить приятеля, но потом в его жизни появилась она…

Грациозная, с шелковистой, струящейся, как чистая родниковая вода, шерстью, с изумительным кокетливым взглядом раскосых миндалевидных глаз - она сразу очаровала пса. Всё его существование было направлено теперь только на то, чтобы потихоньку, не нарушая её привычек, наблюдать за обожаемым созданием. Когда она, жмурясь под ласковыми солнечными лучами, вытягивала свои изящные лапки и маленьким розовым язычком принималась вылизывать их, ему казалось, что сердце выпрыгнет у него из груди и ускачет далеко-далеко, навсегда покинув своего хозяина. Когда она, свернувшись пушистым клубочком, заводила тихую трепетно-нежную песню, он совсем терял голову и пытался неуклюже подпевать ей своим мощным звучным баском, она же, снисходительно поглядывая на него, хитро сверкала изумрудным глазом сквозь слегка приоткрытую щёлочку. Для неё он забыл о далёких прогулках, и тратил время только на то, чтобы угодить ей, а сделать это было ох, как не просто. Ни мышки, ни украденная из хозяйской аптечки валерьянка не смягчали вздорного и требовательного характера - ведь возлюбленной Бладхаунда оказалась прекрасная, но независимая и строптивая… кошка.

Да, да, не удивляйся – ведь сердцу не прикажешь. Бедный пёс чах и таял от безответной любви. Шкура стала ему велика и, когда он пригибал голову, смешным капюшоном наезжала ему на нос; глаза ввалились, веки отвисли…, жизнь без неё померкла. И тогда, Бладхаунд отважился на смелый поступок…, он решил признаться красавице в своих чувствах.
Вечером, когда солнце опустилось за горизонт, он направился в глубь сада к чудесному пруду, на берегу которого сидела кошка, поджидая зазевавшуюся мышку. Пёс неуверенными шагами подошёл ближе, в воздухе висел пьянящий аромат ночных цветов, круглолицая луна насмешливо поглядывала на него свысока, расцвечивая тёмные воды пруда светящейся полосой. Сердце подпрыгивало в груди собаки, бешено колотясь о грудную клетку, дыхание сбивалось, он пыхтел и сопел, как мощный пылесос… Кошка, заслышав эту странную какофонию, зашипела, выгнула спину дугой, распушила хвост и утробно заворчала, но, узнав своего воздыхателя, села, обвив лапы хвостом, и замерла в ожидании. Бладхаунд приготовил волнующую речь, но при виде этой холодной, недоступной, как каменный сфинкс фигуры, он разом забыл все слова. Путаясь и сбиваясь, пёс неуклюже пытался рассказать хитрой бестии о своих чувствах. Она надменно слушала его, не перебивая, когда же он закончил своё трогательное признание предложением лапы и сердца, ответила так:
- Мой верный пёс, я равнодушна к тебе, но твоя преданность нравится мне, если ты докажешь, что по настоящему любишь меня, я изменю свое отношение, - сказала кошка,- но для этого….
Она задумалась, глядя на мерцающую лунную дорожку, и стала медленно перебирать лапками, выпуская и втягивая острые коготки, наконец, она произнесла:
- Принеси мне Луну с неба, и я приму твое предложение.
- Луну, - растерялся пёс…
- Ну, Луну, не Луну, но хотя бы звезду, - уточнила капризная дама и неслышно скользнула в ночь…

Растерялся бедный влюблённый, пригорюнился и даже немножко обиженно повыл на ухмыляющуюся, как ему показалось, масляно-светящуюся физиономию ночного светила.
«Луну…, звезду…, лестница на небо…, никакой надежды…»,- вот так путано размышляя, он побрёл, не разбирая дороги, оставаясь слепым и глухим ко всему вокруг, пока не натолкнулся на ствол упавшего дерева. Набив огромную шишку, он вернул себе возможность мыслить трезво. «Пегий! Надо бежать к Пегому, он поможет, он так много читает и знает обо всём на свете». Радостно взвизгнув, пёс потрусил к дому друга.

А тот в это время, разбросав длинные лапы в разные стороны, беззаботно лёжа на пузе, похрапывал на диване. Мягкие уши полностью закрывали добродушную морду. Брыли, опавшие щёки, слегка раздувались и шевелились от мерного дыхания… Идиллия! И вот в романтический сон изнеженного пса с шумом, топотом и присвистом ворвался потерявший голову Бладхаунд. Он принялся сбивчиво что-то объяснять, куда-то звать, от волнения зубы его постукивали, уши постоянно попадали в пасть, и понять его было практически не возможно. Всё еще находясь во власти сна, Пегий, не слишком вникая в суть проблемы, скатился на пол, поджал лапы, оказавшись практически на брюхе, и сделал вид, что совершенно не может двинуться с места.
- Знаешь, Блади, я всегда готов составить тебе компанию, но я так много времени провёл в тепле и уюте, что совсем разучился ходить,- на ходу придумывал он отговорки лишь бы не расставаться со своим новым другом – мягким, обитым ласкающим плющем диваном. Бладхаунд, замер, будто снова налетел лбом на непреодолимое препятствие, недоумевающе посмотрел на друга… и, ни слова не говоря, вышел… Облегченно вздохнув, Пегий сделал попытку запрыгнуть на своё царственное ложе, как вдруг обнаружил, что и правда не может сдвинуться с места…. Кончик хвоста испуганно задрожал, он делал попытку за попыткой, но его согнутые лапки словно приросли к полу.
- Да-а-а,…- неожиданно рядом с собой он услышал грустный, но одновременно строгий голос.- А я так радовался, глядя на вашу дружбу.

Ты правильно догадался, конечно, Большой пёс не мог остаться безучастным к этой ситуации. Он сидел неподалеку от скрюченного на полу пса и печально качал лобастой головой. Пегий, который окончательно избавился от сладких оков сна, внезапно осознал всю некрасивость и подлость своего поступка. Если бы собаки могли краснеть, он слился бы с ярко красным плюшем, враз ставшего ненавистным дивана.
- Вожак, - прохрипел он,- отпусти меня. Я готов понести любое наказание, но позволь мне догнать Блади, я нужен ему сейчас как никогда. - И глаза пса с мольбой обратились к мудрому старцу.
- Что ж, я освобожу тебя,- отвечал тот, - но как напоминание о твоем равнодушии к проблемам друга, лапки твои с этих пор останутся коротенькими, и зваться ты будешь Бассет хаунд, что значит низенькая гончая. (Не спрашивай меня почему, Большой пёс так странно назвал Пегого, возможно, в то время он увлекался французским языком, честное слово я в нём не сильна).

Почувствовав свободу, Бассет, непривычно перебирая короткими, но мощными лапами, устремился вдогонку. Он выскочил из двери и с размаху налетел, на сидевшего у крыльца пригорюнившегося Бладхаунда. Пёс проворно облизал, печальную морду приятеля и радостно пролаял:
- Блади, не раскисай! Мы решим твою проблему, ведь теперь мы вместе, а настоящим друзьям не ведомы преграды!

И они отправились в путь…

Я не буду утомлять тебя рассказом о странствии наших друзей, скажу только, что они долго искали ответ на поставленную задачу. Им усердно помогали встречные псы, скоро история о волнующей любви Блади к кошечке передавалась из пасти в пасть. Собаки старались помочь друзьям и вот, наконец, им удалось узнать, что высоко в горах в доме со странным названием Обсерватория живёт мудрец Астроном, специалист по звёздам. К нему-то и спешили гончие, надеясь узнать, где можно отыскать лестницу в небо, чтобы достать для капризной кошечки Луну. Вскоре собаки увидели величественное сооружение с круглым куполом, они постучались и вошли внутрь.

Астроном стоял около странного аппарата и смотрел на небо. Заслышав скрип открывающейся двери, он протёр глаза и вопросительно уставился на непрошенных посетителей.
- Чем могу быть полезен?- Поинтересовался он.
Собаки перелаиваясь, наперебой стали объяснять необычную причину своего визита. Астроном молча выслушал их и поманил Блэдхаунда пальцем к себе, предложив заглянуть в окуляр телескопа, смотровое окошечко аппарата. Пёс посмотрел и… увидел огромную сероватую поверхность, испещрённую рытвинами и кратерами, которая заслонила собой всё вокруг. Он оторвался от видоискателя и обернулся на астронома.
- Это и есть Луна, огромное небесное тело, которое тебе вряд ли будет по силам доставить своей взыскательной возлюбленной.
О! Мечты и надежды Бладхаунда растаяли, как дым. Заметив набежавшее на чело собаки облачко разочарования, Астроном улыбнулся и сказал:
- Но вы не зря проделали такой длинный и трудный путь. Я помогу вам. Луну, не Луну, а упавшую звезду, то есть кусочек метеорита я вам дам.
Он порылся на своих стеллажах и вложил в лапы Бладхаунда невзрачный камушек необычной формы.
- Смотри, это и есть твой свадебный подарок, ты держишь в лапах «звезду!!!
Поблагодарив Астронома, друзья пустились в обратный путь.
По дороге к ним присоединялись другие собаки, всем хотелось узнать, чем закончится такая романтическая история.

И вот впереди уже показался знакомый город, ещё чуть-чуть и… Бладхаунд уже не шёл, а бежал по саду, аккуратно, как драгоценность, держа в пасти заветную «звезду»…

Он нашёл Её, как всегда у пруда, но она была не одна. Рядом с ней сидел рыжий, нахальный Мартовский кот и во всё горло противным крикливым голосом орал для неё дворовые песни. Как ни странно, преданно уставившись на него своими изумрудными глазами, она не делала никаких попыток остановить его и прервать визгливый концерт.
Сердце Блади упало, без слов он понял всё. Она влюбилась, но объектом обожания был не он, верный пёс, который достал ей «звезду» с неба, а горластый ободранный кот. От огорчения и разочарования он чуть было не подавился никому теперь не нужным подарком, но Бассет вовремя дружески хлопнул его по спине, метеорит выпал из пасти, покатился и упал с обрыва в тёмные воды пруда, прощально сверкнув в заходящих лучах усталого солнца.
О том, что случилось дальше, я пожалуй, промолчу, но думаю, что теперь ты догадываешься, почему собаки так не любят котов и кошек….

Что, что? Ты снова сомневаешься в правдивости моей истории, тогда посмотри внимательно на коротенькие лапки Бассет хаунда и ты заметишь, что шкурка на них напоминает спущенные чулочки - это всё, что осталось от некогда длинных лап. Да и отличительным признаком Бладхаунда навсегда остался избыток шкуры, который спадает глубокими складками на лоб.

Убедился, что я никогда не лгу? И это тебе докажут следующие истории…

0

22

Таксы, или какие же они разные

Не за морем-окияном,
Не за островом Буяном,
Не на небе - на земле
Жил старик в одном селе.
У старинушки три сына:

Как только не начинаются сказки. Жили-были; в некотором царстве, в некотором государстве; "за горами, за лесами"
В нашей сказке герой не такой уж и старый, и волею судеб у него появились три очаровательных щенка из одного помёта. Два братца и сестричка. Закоренелый холостяк сразу стал заложником этих маленьких сорванцов. Им было дозволено всё: грызть ножки у стола, прудить лужи на паркете, спать с хозяином в кровати. Существовало лишь одно табу - не разрешалось совать носики в лабораторию.

Ну, а как ты сам знаешь - если нельзя, то очень хочется! Так и наши щенки, где бы они не были, что бы они не делали, лапы сами приносили их к запретному месту. Здесь, пожалуй, пришло время поподробнее описать малышей. Это были гладкошёрстые лобастые комочки, тёмного окраса, с висячими ушками.
Старший, как самый воспитанный, постоянно пытался удержать брата и сестру от шалостей, но не мог справиться с их проказами.
Средний был так активен, что попросту не мог сидеть на одном месте и норовил облазить все закоулки в доме.
Ну, а младшая была девчонкой, и этим всё сказано. Любопытство было её второй натурой.

Поэтому, как только появилась возможность, её вездесущий носик тут же потянулся к щёлочке под дверью в лабораторию и принялся принюхиваться к незнакомым запахам, струящимся оттуда. Она так увлеклась этим занятием, что не заметила, как упёрлась лбом в дверь, раздался щелчок, и дверь приоткрылась
Собачка от неожиданности отскочила в сторону, но тут же решила воспользоваться открывшейся возможностью изучить неизведанное. Она поспешила к манящему отверстию, но почувствовала, что кто-то схватил её за хвостик, это средний брат не хотел упускать шанс стать первооткрывателем. Упираясь лапами, он потянул сестру назад, та, вытягивая нюхалку вперед, что было силы, заскребла когтями по полу, пытаясь вырваться, и даже ухватилась зубами за порожек. В это время подоспел и старший щенок, толком не разобравшись, что происходит, он схватил брата и тоже стал тащить его прочь от комнаты, для устойчивости обвив ножку дубового стула хвостом. Средний не хотел пускать в запретную комнату сестру, но никак не ожидал, что его кто-то будет удерживать от посещения таинственного места, поэтому он изменил тактику и направил свои усилия на помощь сестричке. Дальше всё было, как в сказке о репке: "Тянем-потянем, тянем-потянем", хвостик Старшего, не выдержав напряжения, отцепился и, вся троица ввалилась в лабораторию. Щенки с недоумением уставились друг на друга. Их носы, хвосты и даже туловища вытянулись, получились собаки-сосисочки. Только долго удивляться им было некогда, надо было успеть осмотреть лабораторию до возвращения хозяина. Собачёнки с любопытством завертели головами.

Вдоль стен комнаты располагались огромные, до самого потолка стеллажи заставленные книгами; посередине находился большой стол, множество различных баночек, колбочек, коробочек, стоящих на нём издавали незнакомые манящие ароматы. Сестричка принялась карабкаться по приставленной лесенке, скоро она уже бродила среди различных пахучих веществ, которые были разбросаны на столе. Она роняла на пол исписанные листы, принюхивалась к порошкам, опрокидывала спиртовки и реторты, пробовала лизнуть всё, что ей попадалось. Особенно собачку заинтересовала ванночка, наполненная белой жидкостью.

- Молоко,- решила малышка и принялась лакать густой напиток. С первым глотком она поняла: "это что-то другое", - но оторваться уже не могла, так было вкусно. Соблазнённый аппетитным почавкиваньем, Средний тоже попытался забраться повыше, но как только его морда появилась над столом, сестра повернула голову, фыркнула и, мелко распыляя из пасти жидкость, обрызгала его. Брат, недовольно бурча, принялся облизываться и вытирать лапами нос, он так усердно тёр его, что потерял равновесие и шлёпнулся на пол. Старший, который сначала остался около самой двери, привлечённый шумом, потрусил поближе. Увлечённые, они не заметили, как появился хозяин
- Та-ак-с! - грозно произнёс он и посмотрел на Старшего, тот понял, что такс - это он и виновато опустил голову.
- Та-ак-с! - обвиняющее сказал человек и перевёл взгляд на Среднего, тот не сомневался, что такс - это он и заискивающе обнажил в улыбке зубы.
- Та-ак-с! АааА! - ужаснулся хозяин, заметив, что малышка, урча от наслаждения, облизывается, сидя рядом с пустой мисочкой. Та же, шаловливо наклонив голову, забила по столу хвостом, поднимая вокруг себя облачко из рассыпавшейся пудры, и не спорила, что она и есть такса.

Честно говоря, от увиденного разгрома наш герой, готов был вцепиться в шевелюру у себя на голове, но, ни один волосок не задерживался у него на макушке, он был абсолютно лысым, страшно комплексовал из-за этого и пытался создать в домашней лаборатории или мазь, или микстуру от этого "недуга". Химические вещества могут быть необыкновенно опасны, вот поэтому он и старался держать лабораторию на замке.
Убедившись, что щенки не пострадали, "ученый" задумался над тем, чем бы их занять.

Для начала он решил, что им необходимо чаще бывать на воздухе, тогда, вероятно, на шалости в доме у них просто не останется сил. Поэтому по утрам, забирая собак, он направлялся с ними на прогулку. Это был настоящий праздник. Таксы, неутомимо перебирая лапками, готовы были целыми днями напролёт сопровождать своего хозяина. Их носы постоянно находились в движении, принюхиваясь к разнообразным запахам. Однажды они наткнулись на нору, немного повздорив кому первому заглянуть в уходящий под землю лаз, щенки отдали пальму первенства Старшему. Хозяин и глазом не успел моргнуть, как тот с любопытством скрылся в длинном тоннеле, за ним поспешили и остальные. Долго они изучали хитросплетение ходов, пробираясь иногда чуть ли не на пузе (вот где пригодилось длинное и изворотливое туловище таксы). Нашим щенкам повезло, нора оказалась пустой, и никто не напал на них, однако, когда собаки выбрались на поверхность, они не сомневались, что их истинное призвание - искать зверя под землёй.
Ты не поверишь, но с тех пор, таксы боялись вырасти, ведь тогда высокие лапы мешали бы им проникать в подземные сооружения. Дома они заползали под кровать и выходили оттуда, только размяться, даже обедали они в этом тесном и низком пространстве и вскоре добились того, что их лапки перестали тянуться вверх, а остались коротенькими.

Та прогулка многому научила и хозяина, он так переволновался за своих питомцев, безрассудно кинувшихся в нору, что и ругаться-то на них не смог. Однако твёрдо решил, что малышам надо поставить сильный и громкий голос, чтобы они могли подавать его из норы, если обнаружат зверя. Теперь каждый выход на природу начинался у реки, где стремительный поток воды с рёвом и грохотом каскадом низвергался с высоты. Именно здесь наше трио и репетировало, пытаясь, перелаять не только друг друга, но и бушующую стихию. Вскоре из горла такс вырывался такой мощный, сочный бас, что ему позавидовал бы любой огромный пёс.

Казалось, всё наладилось в этом семействе, но..., спустя некоторое время поведение маленькой таксы в корне изменилось. Она не хотела выходить на улицу, сидела под креслом и наотрез отказывалась показываться на глаза. Более того недовольно ворчала, если её беспокоили, а однажды даже тяпнула хозяина за палец, когда он попытался вытащить затворницу на свет. "Химик" давно заметил, что в то время, как братья увеличивались в размерах, Младшая такса оставалась похожей на щеночка, только это не портило её, а скорее придавало некоторый шарм. Решив, что собачка будучи строптивой, упрямой и своенравной, просто капризничает, мужская часть семьи постановила на время оставить ее в покое. Поэтому тем утром она, как всегда, осталась дома, а на прогулку с хозяином отправились только братья.

Вскоре у реки старший пёс наткнулся на след и с визгливым лаем потащил хозяина за собой.
Средний, которого уже успели спустить с поводка, задержался у воды. Последнее время всё тело у него странно зудело, а на щеках пробивалась жёсткая щетина, поэтому он периодически отставал и почесывал задней лапой морду.
Пытаясь отвлечься, он потрусил вдоль берега, неожиданно на другой стороне в кустах, что-то промелькнуло, пёс непременно решил выяснить, кто это был, и перебрался через реку. Заметив между стволов движение, он потянул носом и упрямо направился за таинственным объектом. Долго они кружили по лесу, наконец, из-за ёлки раздалось потявкивание:
-Ты кто? Что тебе от меня надо?
- Я собака такса, хочу познакомиться.
- Ага, знаю я вас. Претворяетесь добрыми, а потом хвать за горло и к хозяину тащите, - проворчал незнакомец.
- При чём здесь хозяин? - изумился такс. - Я ищу новых знакомых, просто кроме сестры и брата я никого не знаю. Выходи, давай дружить.
- А не обманешь? - недоверчиво уточнили из-за дерева. И оттуда выглянула остренькая мордочка, потом показались белые лапки, и вскоре недалеко сидело красивое животное с густым рыжим мехом, роскошным пушистым хвостом, который зверь заботливо уложил вокруг тела.
- Привет, я Лис!
Собака подошла ближе, они обнюхались и разговорились, огненный красавец рассказал о себе, о жизни в лесу. За беседой незаметно прошёл день, солнце скрылось за деревьями, стало смеркаться. Таксе пора было возвращаться домой. Договорившись о встрече, Лис проводил Среднего до реки, посмотрел, как собака переправилась через реку, помахал на прощанье лапой и скрылся в лесу.

Что говорить, конечно, Среднему досталось и от брата, и от хозяина за самовольную отлучку. Он сидел, виновато повесив нос, делая вид, что внимательно слушает рассказ о том, как они, обнаружив пропажу, обегали весь берег в поисках проказника. На самом же деле он представлял новую встречу с лисом, строил планы, куда они направятся, и пропустил мимо ушей, рассказ Старшего, о том, как они познакомились с егерями, которые рассказали о специальной школе, где собак учат охотничьим премудростям. Старший такс сказал, что завтра он непременно решил там побывать.

Между тем, они приблизились к дому, где их ожидал новый сюрприз. Во дворе на лавочке сидела красивая дама, а на руках у нее уютно примостилось очаровательное четверолапое создание. Братья ощерились и грозно заворчали на непрошеную гостью, в ответ, собачонка, спрыгнув на землю, раскрыла пасть и ка-ак гавкнула. Мощный, сочный басок, вырвавшийся из горла, мог принадлежать только их обожаемой младшей сестричке. Они завертели носами вокруг неё и отказывались верить своим глазам, так изменился привычный облик маленькой таксы. Мягкая каштановая шерсть, струясь, спускалась на лапки, пушистенькие ушки кокетливо ниспадали вокруг мордочки.
- Так это Вы хозяин этой бедняжки, - сурово проронила дама, поднимаясь. - Я подам на вас в суд за жестокое обращение с животными.
- Минуточку, минуточку, я ничего не понимаю, - мужчина наклонился, поднял таксу и стал внимательно рассматривать её, лохматя пальцами нежную шубку.
- Эта малышка чуть не угодила под колеса моей машины Посмотрите, она совсем исхудала
- Не может быть, - лопотал хозяин, не слушая, - Эта шерсть, неужели она нашла секрет лекарства, если бы только я мог знать, что же она съела тогда в лаборатории. - При этом он недоуменно поглаживал свою лысину.
- Я забираю собачку. Знайте, я осталась только для того, чтобы посмотреть в глаза нерадивому хозяину, который не в состоянии заботиться о своих животных. - Красавица вырвала длинношёрстую таксу из рук невменяемого "химика", села в автомобиль и укатила

Ты, конечно, подумал, что хозяин бросился, крича за машиной Ничего подобного, он задумчиво побрёл в лабораторию, заперся там и принялся наугад смешивать все имеющиеся у него ингредиенты и натирать разнообразными мазями свою бедную лысую голову.
Братья, тоже не очень-то обеспокоились "похищением" сестрицы. Последнее время она редко уделяла им внимание, и они успели отвыкнуть от её общества. Кроме того, каждый из них был захвачен новым увлечением. Один грезил о собачьей школе, а другой мысленно разгуливал по лесам с новым другом.
Так они и зажили, хозяин безвылазно сидел в лаборатории, Старший пропадал на занятиях, а Средний бродил с Лисом.

Однажды Лис сказал собаке:
- Эх, такс, надоело мне в лесу под кустом ночевать, хорошо бы найти себе подходящую нору.
- Знаешь, Рыжий, а я тебе помогу, есть у меня на примете замечательное местечко, - проронил пёс, поводя лохматой мордой. Да, да, не удивляйся, но у Среднего такса выросла бородка, усы, и весь он покрылся жёсткой грубой бурой с подпалом шерстью.
- Так бежим скорей туда, - затрещал Лис, от нетерпения подпрыгивая на месте.

Они потрусили к брошенной норе, обнаруженной давным-давно нашими щенками. Велико же было их изумление, когда они заметили на пороге упитанного сероватого с тёмной рябью зверя, тело которого покоилось на могучих коротких лапах. Помахивая черной мордой, разделённой пополам широкой белой полосой, зверь деловито наводил порядок перед входом в дом, выметая из норы скопившийся мусор, ловко выгребая его длинными тупыми когтями и орудуя ими словно совковой лопатой.

- Ба-а-арсук! - протянул Лис. Он разочарованно шмыгнул носом и повернул назад.
- Стой! - позвал его такс. - Я был в этой норе, там довольно много места. Сейчас пойдем и попросим его поделиться апартаментами.
Глаза у Лиса округлились не то от страха, не то от изумления. Он отчаянно замотал головой, но такс вразвалочку уже спешил к полосатому зверю:
- Добрый вечер, Барсук! Не мог ли ты позволить моему другу лису пожить в одной из твоих комнат? - обратился пёс к толстяку.
Тот, повернув голову, подслеповато посмотрел на собаку, что-то невразумительно прохрюкал и неторопливо побрёл к ближайшему кустарнику, по пути запихивая в рот червей, личинок и даже лягушек. Такса, оскорблённая таким безразличием, последовала следом, пытаясь продолжить разговор, однако барсук с треском и шумом, протискиваясь сквозь ветки, даже не удостоил ее внимания. Жёсткошерстый не удержался и от обиды тяпнул наглеца за толстый зад, пытаясь вызвать интерес к своей персоне. Зверь вызывающе обернулся и наградил нашего просителя таким ударом мощной лапы, что тот, отлетев, замертво упал на землю, а барсук невозмутимо продолжил свой путь.
- Такс! Такс! - взвыл Лис, подскакивая к безжизненному телу, собака не отзывалась. Что ему было делать? Оставалось бежать за подмогой. Рыжий друг отважно поспешил к дому лысого химика, невзирая на опасность оказаться среди людей. Во дворе он поднял страшный шум: выл и тявкал до тех пор, пока дверь не отворилась, и на крыльце не показался человек, с накрученным на голове полотенцем, а на порог не выскочил энергичный, проворный гладкошёрстный такс. Увидев на улице лисицу, пёс, не раздумывая, бросился на неё. Пушистый зверь, орудуя хвостом, как рулём, пустился наутек. Хозяин, забыв про накрученную чалму, кинулся следом.

Знаешь, о чём я подумала? Давно в нашем рассказе не появлялась милая моему сердцу чаровница - Длинношёрстая такса. Где она, что сталось с малышкой? Предлагаю на время оставить наших охотников и последовать за дамой, которая похитила сестричку.
Помнишь, машина с визгом рванулась с места.

Собачка, поставив передние лапы на спинку сиденья, уставилась назад. Что скрывать, конечно, она ожидала, что братья со всех ног ринуться спасать её, хозяин будет в гневе потрясать кулаками, но ничего подобного не случилось. Машина удалялась, и троица, которая даже не тронулась с места, скрылась за поворотом. Такса обессилено опустилась на кожаный диванчик. Она так исстрадалась за последнее время, что у неё не осталось сил даже заплакать.
С того страшного дня, когда она обнаружила, что на её горящем "огнём" тельце стала пробиваться густая растительность, она испуганно затаилась под креслом.
- Конечно, - думала бедняжка, - мало того, что я так и осталась размером со щенка, теперь еще и новая напасть.
Она ощупала себя лапками и поняла, что шерсть растёт не по дням, а по часам. Улучив минутку, когда все ушли из дома, крошка заглянула в зеркало и в ужасе отшатнулась. Со сверкающей поверхности на неё смотрело волосатое чудовище. От испуга, она пулей метнулась к двери, выскочила на улицу и опрометью понеслась через дорогу. Что-то огромное нависло над собачкой, она сжалась в комочек и замерла, над ней с визгом пролетела машина и остановилась невдалеке. Хлопнула дверка, по мостовой простучали каблучки, и ласковые руки подхватили беглянку, которая испуганно зажмурилась.
- Она жива, жива, - защебетал приятный голос. - Какая лапочка! Какое чудо! Красавица!!!
Такса приоткрыла глаза, как всякой девочке, ей непременно хотелось взглянуть, кого это так нахваливают? Перед собой она увидела приятной наружности молодую даму, которая с восторгом смотрела на неё.
- Я красавица? Не может быть,- удивилась такса, - я ведь волосатая уродина, если хозяин увидит меня такой страшной, он непременно выкинет меня на улицу. - Она содрогнулась, представив себя на помойке, в бродячей стае.
- Не бойся малышка, я не дам тебя в обиду. - Дама нежно ласкала длинные пушистые ушки собачки. - Худышечка, тебя совсем не кормят, ну, я этого так не оставлю. - И женщина решительно направилась к дому, откуда выскочила такса.

Что случилось дальше, ты знаешь. Таксу забрали из дома, однако на этом приключения Длинношёрстой только начались. Молодая дама оказалась известной актрисой. Каждый день был расписан у неё по минутам, то репетиция, то спектакль, то съемка, тем не менее, она не расставалась со своей новой четвероногой подругой. Скоро фотографы по достоинству оценили очаровательную собачью мордашку, и она замелькала в модных журналах и на рекламных плакатах. Успех таксы был ошеломляющим. Она закрутилась в "высших кругах" общества, забыв о доме, о братьях, о лысом учёном.
Однажды их с хозяйкой пригласили погостить на загородной вилле. Такса обезумела от счастья. Она нежилась на веранде, легкий ветерок приятно шевелил ее шёрстку, нос щекотали запахи садовых цветов, она лениво отмахивалась хвостом от назойливых мошек.
- Смотрите, кролик! - протянув руку, владелец дачи указывал на небольшого зверька, который, странно побрасывая задние лапы, пробирался между растений. Забытое чувство подбросило таксу вверх, и она припустилась за длинноухим, который сильными прыжками пытался оторвать от преследовательницы, вскоре они скрылись из виду.
Собака, уткнувшись носом в теплую землю, уверенно шла за добычей. Инстинкт, врождённое чувство охоты, гнал её вперёд, а нос уверенно привёл к небольшому лазу в нору, куда, спасаясь от погони, и заскочил кролик. Такса тенью скользнула следом, и начался гон по подземному лабиринту. Собаке казалось, что она вот-вот схватит кролика, но тот неожиданно выпрыгивал на улицу только ему одному известным выходом, и снова нырял в нору, пользуясь другим входом. К тому моменту, когда актриса с друзьями добежала до театра охотничьего действия, такса, уже изрядно подуставшая (сказался сидячий образ жизни), потеряла кролика в глубоких катакомбах. Смущенная, но не расстроенная, она вылезла на свет и предстала перед людьми во всей красе. Чумазая, выпачканная землёй, со свалявшейся шерстью, тяжело дыша от усталости, она азартно уставилась на хозяйку. Та подхватила собачку на руки и закудахтала над ней, как наседка.
- Домой, немедленно домой. В теплую ванную, - и, не слушая уговоров друзей женщина увезла таксу.

С того дня, такса потеряла всякий интерес к "светской" жизни. Она понуро лежала на подстилке и не просилась к хозяйке на кровать, блестящая шубка потускнела, волоски стали ломкими и хрупкими, нос собачки стал сухим и теплым. По всему было видно, что девочка затосковала. Длинношёрстая вспомнила братьев, хозяина, который приучил её к длительным прогулкам и первым подарил ей радость общения с природой. Её мучил стыд, что она забыла о них. По ночам крошка плача, поскуливала и подвывала. Смотреть на неё было больно, и тогда актриса, поразмыслив, решила отвезти собачку навестить братьев. Она посадила таксу в автомобиль, и они отправились в путь. Когда машина подкатила к дому, случилось непредвиденное. Из двора выскочила рыжая лисица, следом переваливаясь на коротких лапках, пронеслась гладкошерстая такса, а за ней размахивая руками, торопился хозяин со странным сооружением на голове. Раздумывать было некогда, актриса, схватив Длинношерстую, поспешила в след этому каравану.

Лис торопился к месту, где он оставил своего бездыханного друга, на пятки ему наступал разгневанный старший брат Жесткошёрстного. Когда они выскочили на опушку, то наткнулись на среднего такса, который, потирая огромный синяк под глазом, сидел на траве. Вскоре вся компания толкалась возле избитого пса. Люди, стоя в сторонке, тихонько переговаривались, пока собаки радостно облизывали друг друга, радуясь встрече, несмотря на обстоятельства. Когда первый восторг прошёл, средний такс, показывая лапой на сидящего неподалеку лиса, поведал историю с барсуком.
- Что ж, надо непременно проучить невоспитанного громилу, - предложил гладкошёрстый. - Ждите меня здесь.

Он, не торопясь, направился к барсучьей норе и скрылся внутри. Скоро раздался приглушённый яростный лай, который перемещался глубоко под землей. Все поняли, что такс обнаружил зверя. Взволнованные люди опустились на колени и, придерживая руками оставшихся на поверхности любимцев, пытались заглянуть поглубже в нору, стукаясь лбами. Они не знали, как долго они оставались в таком положении, но вдруг лай перестал передвигаться и слышался только с одного места.
- Эх, лопату бы! - взволнованно проговорил химик, актриса крепко сжала его руку, и все снова замерли в ожидании, представляя неравный поединок, там, глубоко под землёй. Но недаром ловкий, смелый, изворотливый гладкошёрстый такс слыл лучшим учеником охотничьей школы. Он появился из норы, пятясь назад и вытаскивая за нос сконфуженного толстяка. Виновато похрюкивая, тот извинился перед Жесткошёрстным и пригласил Лиса пожить в норе, пообещав, выкопать для него отдельный вход. Барсук не пострадал, вот только морда у него так и осталась длинной, похожей на узкий клин.

Что еще можно добавить? Гладкошёрстый такс окончил школу с золотой медалью, его брат и сестра тоже стали примерными учениками.
Рыжего пригласили преподавать лесоведение и вести кружок "Повадки диких зверей". По выходным друзья собирались поболтать в норе у Лиса, угрюмый барсук хоть и ворчал, но не возражал.
Химик влюбился в актрису и забросил поиски необычного состава для роста волос, потому что ей он нравился таким, какой есть. Тем не менее, ему удалось запатентовать крем для сведения веснушек, что сделало его знаменитым в актёрских кругах.
Вот так и закончилась эта длинная история про одну из самых замечательных, самых необычных пород - таксу или "барсучью собаку".

А сейчас, позволь мне немножко отдохнуть, прежде чем я поведаю тебе новую историю

0

23

Леонбергер или талисман города

Ах, как волшебно, таинственно выглядят горы, покрытые тёмными хвойными деревьями!
Это Шварцвальд или «Чёрный лес». Много легенд и сказочных историй хранит он среди
вековых стволов соснового бора. Я поведаю тебе одну из них; как всегда, нас ждёт встреча
с новой удивительной собакой. А началось всё так…
- Ведьма! Ведьма! – толпа бесновалась. – На костёр её! Сжечь окаянную!!!
Дроги с осуждённой медленно продвигались к воротам города. Узкие улочки были запру-
жены народом. Сегодня за крепостной стеной готовилась расправа над проклятой ведь-
мой, которая наслала на них страшный мор. Аннет вздрогнула, камень больно ударил её в
плечо, в повозку летели помидоры, пучки латука, яйца…. Она даже не уклонялась от их по-
паданий. Некогда симпатичная молодая розовощёкая девушка после всех перенесённых
страданий превратилась в старуху. Волосы её поседели, были спутаны и торчали клочьями
в разные стороны, что действительно делало её похожей на старую злобную колдунью. С
недоумением она смотрела на эти разъяренные лица:
- Что случилось с этими людьми, которые знали её с малолетства? Я играла с их детьми,
каждый день раскланивалась с ними на улице. Я лечила их травами, применяя тайное зна-
ние, переданное мне бабушкой. Ах! Если бы не сбежавшие мыши…
Аннет снова обвела толпу внимательным взглядом. Нет, она не боялась. Она верила, что он
спасёт ее, не бросит в беде. Но родного, умного лика отца она не могла разглядеть среди
перекошенных от ярости, страха и презрения лиц горожан. Вот уже показались городские
ворота, там, на опушке Чёрного леса приговор будет приведён в исполнение.

«Шварцвальд!» - мысли Аннет перенеслись в его волшебные хвойные чертоги. Сколько
чудесных мгновений она провела в тени его крон! Девушка знала там каждую тропинку,
каждый кустик. Бабушка учила её, что любую травинку необходимо срывать строго в опре-
делённый момент, чтобы сила природы, заключённая в ней, могла принести пользу людям.
Не боясь застудить босые ноги холодной утренней росой, Аннет на заре собирала «зелёные
лекарства», выкапывала коренья в свете сияющей во всей красе полноликой луны, обжигая
нежные руки, складывала в корзину «кусачие» крапивные стебли. Много ингредиентов при-
шлось заготовить ей для отваров, притирок и настоев. Сколько болезней удалось ей побе-
дить, какие страшные раны залечить, но…. Повозка неуклонно приближалась к месту, где
целительнице предстояло завершить свой жизненный путь. Вот, громыхая по мостовой,
телега медленно вкатилась в створ городских ворот и показалась уже снаружи.

Внезапно со стены взвилось серебристо-серое тело и опустилось на повозку, грозное гро-
мовое рычание сопровождало этот прыжок. От неожиданности стражники, испугавшись и
завопив: «Нечистая сила!» - попадали на землю.
- Леон! Я знала, что он пришлёт тебя! – вскричала обречённая девушка. Огромная собака
со страшной тёмной пастью и горящими глазами запрыгнула на спину лошади и та понес-
ла. Никто ничего не понял, толпа смешалась, а повозка скрылась в Чёрном лесу…

…Удачливый городской коммерсант, член муниципалитета Леонберга, стоял перед запеча-
танной дверью своего дома, ведущей в подвал. Генрих, назовём его так, сегодня решился
узнать страшную тайну, которая долгие годы была скрыта в этом подземелье. В старинной
легенде, которая передавалась в семье из поколения в поколение, говорилось, что их род
владеет старинным манускриптом, который может как возвеличить, так и погубить его вла-
дельца.
Дело было в том, что прадед господина Эссига был некогда алхимиком, который трудил-
ся над разгадкой секрета «философского камня». Проводя различные опыты, он пытался
создать субстанцию, или, проще говоря, волшебную смесь, при помощи которой ему уда-
лось бы превращать любые металлы в золото или серебро. Однако поиски эти успехом не
увенчались; более того, дочь его была обвинена в колдовстве и ей чудом удалось избежать
наказания – сожжения на костре. С тех пор алхимик оставил своё занятие, перебрался с
дочерью в Леонберг, занялся торговлей, выстроил дом и что-то спрятал в подвале, проход
туда наглухо заколотил и больше никогда не открывал.

Маленький Генрих часами простаивал возле этой запечатанной двери, но доступ туда был
строжайше запрещен. И только после смерти отца господин Эссиг решил заглянуть в под-
вал. Ему не давала покоя тайна, хранящаяся там, он твёрдо намеревался узнать, что его
предок спрятал от людских глаз. Проклятье его не пугало, он был не суеверен, но всегда
хотел прославить свое имя и войти в историю. С замиранием сердца торговец спустился
по скрипящим ступенькам…

Долго он разбирал хранящиеся там рукописи. К сожалению, они практически полностью
истлели, но вот ему на глаза попался дневник прадеда. Листы, исписанные мелким по-
черком, во многих местах были прожжены, страницы разъела сырость и плесень. В конце
дневника Генриху удалось разобрать:
«Сегодня я навсегда прекращаю свои изыскания. Они чуть не погубили мою…… Аннет, я
не могу так рисковать. С болью ……… я спрячу …….. от людских глаз рецепт своего ……….
«белый лев», с его помощью я надеялся превращать ………. любые неблагородные метал-
лы…. Однако, проводя ……….опыты на мышах и крысах, я заметил, что при добавлении
нескольких капель эликсира к воде …….. меняют свою серую окраску на …… серебряный
цвет ……… и ….. в размерах. Позже ….. продолжил эксперименты на щенках……. похожи на
льва…….. бесстрашны…………………………………….живое воплощение герба ……….……мо-
жет быть…………………..когда-нибудь…….».
Далее текст полностью истёрся, но рецепт эликсира чудом сохранился…

Между тем приближалось торжественное событие – конная ярмарка, которая каждый год
с большим размахом проводилась в городе. Бургомистр был сам не свой. Мало того, что
для её проведения требовалось выделить средства из казны, необходимо было приду-
мать сюрприз, потеху, незабываемое зрелище, которое привлекало бы на праздник новых
торговцев и покупателей. Собрания членов городской думы ни к чему не привели. Бур-
гомистр посмотрел на записанные предложения: «Народное гуляние, песни и танцы, фо-
кусы, фейерверки, парад». Все это было, было… «Где же найти свежую идею?» - подумал
градоначальник, почесывая гусиным пером в затылке. Он, не торопясь, подошёл к окну. За
стеклом на флагштоке развевалось знамя, на его полотнище трепетал лев, символизиру-
ющий герб города. На мгновение мэру почудилось, что лев зашевелился, повернул голову
и сделал движение лапами. Бургомистр протёр глаза: «Привидится же такое! Пора домой,
что-то я совсем заработался», - подумал градоначальник. В это время дверь в кабинет рас-
пахнулась, и на пороге появился господин Эссиг:
- Господин бургомистр! Замечательно, что я застал Вас на месте! – Затараторил торговец,
приближаясь.
- Что привело Вас в столь поздний час?
- Идея, замечательная идея, которая поможет сделать нашу ярмарку незабываемой в этом
году. Он подошёл к градоначальнику и, размахивая руками, быстро-быстро стал потихонь-
ку выкладывать тому своё предложение. Бургомистр, поглаживая свои пышные бакенбар-
ды, согласно кивал в ответ…
Что? Ты спрашиваешь, а где же собака? Потерпи, наша история ещё далека от заверше-
ния…

Конная ярмарка! Это праздничные торги, на которые стекается огромное количество лю-
дей. Целую неделю в павильонах, установленных на улицах и площадях города, можно при-
обрести не только товары для лошадей и всадников, но и инвентарь для конюшен, экипажи
и кареты, одежду и обувь для верховой езды. Лавки ломятся от сувениров и разнообразных
яств. Попутно с торговлей здесь развлекаются и состязаются. По традиции, коней, участ-
вующих в этих играх, можно купить. На улицах царит праздничная суета, актёры поют и
танцуют, бродячий цирк устраивает представления. Завершается же это событие гранди-
озным шествием, которое открывают всадники на гарцующих лошадях, затем по улицам
мимо помоста с градоначальником проходят тележки, на которых торговцы выставляют
свои товары. Булочники выпекают огромные торты, портные наряжают хорошеньких горо-
жанок в необыкновенные костюмы, мебельщики декорируют целые комнаты…

Вот и в это воскресенье бургомистр уговаривал жену отправиться на парад. Недавно у них
родился сын, и мать не хотела покидать малютку, но, поддавшись уговорам мужа, реши-
лась оставить малыша на попечение няни. Она и подумать не могла, что приглашенная из
Англии гувернантка с прекрасными рекомендациями бросит ребенка.
Тем не менее, няня тоже хотела посмотреть на закрытие Ярмарки, она еще никогда не была
на таком большом празднике. Поэтому, убаюкав младенца, она опустила его в колыбельку
и поспешила к выходу. «Всего на полчасика, никто и не заметит», – подумала она. Хлопнула
дверь, затрепетал огонёк свечи, порыв воздуха взметнул лёгкую оконную занавеску…

Шествие приближалось к центральной площади города, там должны были состояться глав-
ные мероприятия закрытия Ярмарки. Внимание горожан было привлечено к возвышению,
украшенному маленькими флажками и цветами, находящемуся рядом с помостом бурго-
мистра. На нём замер огромный лев. Когда глава города объявил о закрытии Конной яр-
марки, лев внезапно ожил, поднялся на задние лапы и из его горла прокатился над при-
тихшей толпой грозный рык «царя зверей». В то же мгновение небо озарилось цветами
фейерверка. Толпа радостно загалдела, взоры устремились в разукрашенное небо. Залп
следовал за залпом.

Внезапно «лев» спрыгнул с возвышения и опустился на помост, где стояла городская знать.
Он громко гавкнул и схватил бургомистра за край камзола. Женщины истошно завопили,
господин Эссиг схватил и потянул собаку за кисточку импровизированного львиного хвос-
та, пёс, разрывая ткань костюма, рванулся вперёд, спрыгнул с помоста и помчался в сто-
рону дома градоначальника. Все невольно обернулись ему вслед и увидели, что дом объят
пламенем. Бургомистр побледнел и прижал к себе жену.
- Мой сын! Мой ребёнок!!! – страшно закричала бедная женщина, пытаясь вырваться из рук
мужа. Дом пылал, огонь уже выбивался из окон первого этажа. Однако огромная сереб-
ристо-серая собака бесстрашно бросилась в бушующее пламя. Все замерли… мгновение,
другое… из пылающего костра выскочил пёс. Его серебряная шкура пожелтела, опалённая
огнём, морда была измазана сажей, но в пасти, высоко задрав голову, он держал люльку
с младенцем. Бургомистр и его жена кинулись к ребёнку, - тот был невредим. Когда пламя
было потушено, градоначальник опустился на колени и прижал к себе перепачканную ко-
потью морду пса:
- У тебя бесстрашное сердце, ты отважен, как настоящий лев. Отныне ты будешь зваться
Леонбергер. Имя твоё прославит наш город в целом мире!
- Леонбергер! Леонбергер! – скандировали жители.

Так желтовато-коричневый с чёрной мордой пёс стал живым талисманом города Леонберг.
А Генрих Эссиг вошёл в историю как человек, подаривший миру очаровательную породу
Леонбергер. Однако рецепт волшебного эликсира он уничтожил, слишком уж много зла
хранила в себе древняя рукопись.

Вот такая сказка, а может, и не сказка….
Ты сам можешь отправиться в Леонберг и увидеть на площади города памятник собаке,
который поставили благодарные жители города своему герою.

0

24

Бультерьер или почему он собака

Ты спрашиваешь, о ком будет новая сказка? А я и сама еще не знаю, вот начну рассказывать, и посмотрим, что получится…

Жил-был один щенок, в его роду были и сообразительные проворные терьеры, и изящные далматины, и сильные бесстрашные бульдоги, и даже стремительные пойнтеры. Кажется,живи и радуйся, но наш щенок никак не мог понять, почему он родился собакой, почему
никто не спросил о его желании, почему ему не дали выбор? Он так много думал об этом,что перестал есть, спать и даже расти - всё сидел обиженный в углу, сидел и размышлял
– почему?
«Вот был бы я птичкой », - представлял малыш, - «песни пел, в небе летал, мошек ловил -хорошо…». И вдруг щенок превратился… в курицу (это ведь сказка, а в сказках все желания сразу исполняются, захотел стать птичкой – пожалуйста!). День живёт курочка, второй…
Лапками землю ворошит, камушки глотает, зёрнышки клюёт. Приуныл наш щенок, что за жизнь – ни забот, ни хлопот, только про каждое новое яйцо квохчи до хрипоты, а еще бахвальство да претензии самовлюблённого задиристого петуха выслушивай. «Нет, не хочу быть птичкой, а хочу быть… барашком», - подумал щенок. Сказано – сделано. И вот побежал по полю новый барашек, голова лобастая рогами тяжёлыми увенчана, от
других ничем не отличается – ни статью, ни характером. Один ни на секунду не остается, старается поближе к отаре, стаду овечьему, держаться. Ох, и трудно щенку барашком быть, он-то любил всё обдумывать, стремился всё понять, а здесь идей и желаний никаких,остаётся только травку щипать, чтобы живот набить, и жвачку бесконечно жевать-пережёвывать. Самостоятельные решения голову рогатую не посещают, приходится во всём козлу
доверять, куда поведёт, туда и иди: то ли на новое пастбище, то ли на бойню - всё одно.Однажды налетел на выпас ветер лютый, принёс с собой тёмное облако, накрыла всё вокруг снеговая завеса. Овцы в кучу сбились, стоят упрямо, дрожат, в один большой сугроб
превратились, а с места не трогаются, замерли в тягостном ожидании. Вот слева одна ослабла и упала, за ней справа - другая. «Так и совсем пропасть недолго, - загрустил щенок,-не хочу бараном быть, а хочу быть… лошадью». Сказано – сделано.
«И-го-го! И-и-иго-го!» - заржал красавец мустанг. Вокруг цветистые луга, вольный ветер,табун резвых лошадок. Вот одна всхрапнула и, косясь на жеребца влажными с поволокой глазами, шаловливо укусив его за шею, отпрыгнула в сторону, зазывая поиграть.
Молодой мустанг вскинулся на дыбы, высоко перебирая передними копытами, он, пританцовывая на задних ногах, приглашал всех полюбоваться на себя. И было на что: антрацитовые бока блестели на солнце, до самой земли струился роскошный хвост, грива развевалась по ветру, придавая жеребцу своенравный вид…. Он легко опустился на землю и,взбрыкивая, бросился за кобылой. Размашистой рысью они удалялись от табуна. Внезапно над их головами раскатистый удар грома взорвал тишину, удар… ещё удар… ещё…Внушительный битюг вздрогнул от боли и обиды, когда возница, заметив, что телега остановилась, вытянул его хлыстом поперёк спины раз-другой… Замечтавшийся тяжеловес,медленно передвигая мохнатые ноги, натужно пытался стронуть с места телегу, гружённую до верху мешками. Его бока потускнели от пота, дыхание с хрипом вырывалось из горла.«Пошёл, пошёл!» - Понукал его кучер, вновь поднимая над головой хлыст. Нет, не о такой лошадиной участи мечтал щенок. Принимая очередной удар на круп, он пожелал стать рыбой. Сказано – сделано.
И вот уже гроза океанов торпедой прокладывает себе путь, рассекая спинным плавником морские волны. Большая белая акула в окружении свиты полосатых лоцманов, поводя в разные стороны острой зубастой мордой с маленькими глазками, рыскала в поисках пищи.Неутолимый голод терзал огромную рыбу, она была готова проглотить всё, что попадётся на её пути. Самая крупная, самая грозная, неустрашимая и неутомимая хищница учуяла запах добычи и понеслась ей навстречу. Она и догадаться не могла, что её ждала приманка,специально приготовленная охотниками за плавниками. Огромный, смазанный тюленьим салом крюк темнел в толще воды. Не раздумывая, акула разом проглотила наживку, тут же
мощный рывок выдернул её из воды, и она забилась на тонком тросе… «Не-е-ет, не хочу быть рыбой, хочу быть просто поросёнком!» - Спешно взмолился щенок… Сказано – сделано.
На небольшой ферме в далёких холмах, повизгивая от удовольствия, заворочался в лужице хорошенький поросёночек…
Надо же, как непредсказуемо события в этой сказке разворачиваются, если ты не устал,мой маленький друг, то слушай, что приключилось дальше. А дело было так…Жил в тех краях хитрый, трусливый и ленивый волчище. Говорят, волка ноги кормят, но этот Серый не любил утруждать себя охотой, зачем – ведь рядом есть хутора с домашними животными, которые защищаться не умеют, быстротой и смекалкой диких зверей не обладают. Волк знал, что надо только выбрать удобный момент, когда на ферме не останется хозяина – человека, и тут уж остается лишь не упустить свой шанс. Давненько зубастый не тешил себя лёгкой наживой и теперь, тихонько лежа на пригорке, наблюдал за хозяйством… И вот час настал, животные остались одни…«Серый бандит», не спеша, помахивая хвостом, появился на скотном дворе.Бедные испуганные животные сначала хаотично заметались, затем, испуганно дрожа, сбились в кучу...
- Эх, да я, пожалуй, повеселюсь сегодня на славу, – ехидно скалясь, проворчал волчище.Овцы, привычно остолбенев, спрятались за спину старого бородатого козла. Только где ему с наглым хищником бороться! Тот только зубами клацнул злобно, и козёл обреченно затряс бородой.
- Ах, если бы у нас была собака, - прохрюкала свинья, - она ни за что не дала бы нас в обиду.При этом Хавронья попыталась закрыть своим телом маленьких розовых детишек.Тем временем никем не замеченный щенок-поросёнок тихонько выбрался из лужи и подкрался к волку:
- Стой, где стоишь, зубастый, - заявил он, - иначе тебе не поздоровится! Волк недоумённо обернулся и увидел перед собой смело нацеленный на него пятачок.
- А-у-у-у-у!!! А-у-у-у-у-у!!! - расхохотался волчище.- Ой, не могу! Уж не ты ли собрался одолеть меня, «бекон на ножках», «окорок недокопчённый»? - заходился в восторге от своего остроумия зубастый.
- Я! Я! - прохрюкал поросёнок и во всё свиное горло завизжал, - я понял, я нашёл ответ и сделал выбор! ХОЧУ БЫТЬ СОБАКОЙ ОТНЫНЕ И НАВСЕГДА!!! Перед самоуверенным волком появилась небольшая крепкая, сильная, отдалённо напоминающая поросёнка собака, с яйцеподобной головой, мощными зубами и неустрашимым характером. Маленькие глазки с вызовом буравили Серого, ни минуты не раздумывая, с глухим рыком, пёс бросился на растерявшегося волка и сбил его с ног. Да… такого поворота событий трусливый волчишка не ожидал. Никогда ранее не встречавший достойного отпора, он, с позором поджав хвост, опрометью бросился наутёк, спасая свою шкуру.
Вот так и появился бультерьер. Собака с необычной внешностью, собака, которая точно знает, зачем она появилась на свет и готовая, не задумываясь, отдать за вас жизнь.
Здесь и сказке конец. Хорошая ли получалась сказка, плохая ли - не мне судить,остаётся только надеяться, что тебе она понравилась.

0

25

Швейцарский зенненхунд или песня альпийских лугов

Альпы - удивительное, пленительное, чарующее место. Благовоние трав и цветов, изум-
рудная зелень альпийских лугов, сверкающие водопады, заснеженные горные вершины,
опьяняющий своей чистотой воздух и раскатистые переливы песен альпийских пастухов
- да это уже и не пение, а призывный крик, вопль души, забыть который, однажды услы-
шав, невозможно. Сейчас даже странно представить, что мы никогда могли бы не узнать об
этом чуде вокального искусства, если бы давным-давно бернская овчарка не повстречала
на прогулке расстроенного швейцарского паренька.
Как? Ты никогда не слышал эту историю? Не знаком с альпийскими напевами? Ни разу не
встречал швейцарского зенненхунда?.. Тогда я с удовольствием расскажу тебе эту сказку,
итак…
Помахивая хвостом, упругой размашистой рысью сильный красивый пёс с длинной антра-
цитовой шерстью возвращался с дальних альпийских лугов. Он был доволен сегодняшним
походом, наконец-то ему удалось выполнить просьбу пасечника и найти для его пчёл новые,
пахучие, наполненные драгоценным нектаром цветы. Для этого овчарке пришлось пере-
нюхать столько растений, что сейчас голова у него всё еще кружилась от пряных ароматов
альпийских трав. Внезапно впереди он увидел знакомую фигуру, навстречу приближался
Йодль - местный пастух, овчарка частенько помогала ему перегонять стада на пастбища.
Юноша был чрезвычайно застенчив, необыкновенно любил музыку и был на удивление
простодушен, поэтому постоянно попадал в какие-нибудь истории. Вот и сейчас по тому
как Йодль, размахивая пастушьим посохом, сбивал мохнатые головки у клевера и кашки,
пёс понял, что пастух расстроен, он прибавил шагу и издалека пролаял:
- Привет, Йодль! Что-то ты сегодня не весел? Где был, что видел? Рассказывай, что с тобой
приключилось на этот раз!
- Привет, Зенни! - помахал ему паренек. - Я был сегодня в городе, ты ведь помнишь, что
скоро состоится большой песенный фестиваль? Вот я и собирался там выступить с новой
композицией.
- Так это же здорово! Лучше твоих мелодий я не слышал по эту сторону наших гор. Ты не-
пременно станешь победителем!
- Твоими устами да мёд пить! Только всё не так просто. Оказалось, что этот пройдоха Курт,
пастух с соседнего пастбища, подслушал мою песню “Альпийский рассвет” и первым заявил
на неё свои права. Знаешь, я так хотел выступить на этом фестивале, что совсем потерял
голову. От расстройства я всё время повторял: “Йодль, Йодль, ты снова попал в переделку.
Эх, Йодль, Йодль!” А председатель комиссии не понял и записал, композиция “Йодль” и
стал расспрашивать меня, что это такое. Вот тогда я и заявил, что у меня есть неслыханные
до селе мотивы под названием “Йодль”, и меня внесли в списки исполнителей.
- Йодль? Но это же твоё имя, - удивился пёс.
- В том-то и дело, - расстроенно махнул рукой юноша. - Спустя несколько недель меня
ждет несмываемый позор. Моё имя станет нарицательным для болтуна и пустозвона. И,
как назло, в голове ни одной мелодии, и времени почти не осталось.
- А знаешь, - пёс почесал за ухом, - я, пожалуй, смогу тебе помочь. Есть у меня один знако-
мый волк, его недавно из стаи выгнали. Он, видишь ли, не хотел на луну выть классически,
вот и придумал своё завывание, только ему условие поставили: или вой как все, или долой
из стаи. Я предлагаю тебе с ним встретиться, возможно, он натолкнёт тебя на оригиналь-
ные мысли.
- Зенни, друг, ты всегда приходишь на помощь. - Пастух нагнулся, чтобы обнять собаку. -
Кстати, где это ты так извозился? - спросил Йодль, пытаясь стереть с чёрной морды и лап
собаки рыжеватые следы.
- А! Это я, наверное, в пыльце испачкался, пока по лугам бегал, - махнул лапой пёс. - Ос-
тавь, нельзя терять ни минуты, я на поиски волка, а ты после захода солнца жди нас у боль-
шого камня. Да захвати с собой головку швейцарского сыра, волк давно мечтает его по-
пробовать.
В урочный час троица собралась у валуна. Волк настороженно приглядывался к Йодлю, но
головка швейцарского сыра, которую юноша предложил ему попробовать, сделала свое
дело. Пока волк, причмокивая и почавкивая, уписывал за обе щеки долгожданное лаком-
ство, пастух торопливо, волнуясь и путаясь в словах, рассказывал ему о своей беде.
- Что ж, - облизываясь, проговорил волк,- я готов помочь. Тебе несказанно повезло, сейчас
как раз время полнолуния, в другое-то время мы не воем. Как только взойдёт луна, я про-
демонстрирую тебе, на что способен.
Когда ночное светило во всей красе появилось на небосклоне, волк залез на большой ва-
лун и начал:
- А-у-а-у!!! У-а-а-ау-ау-уу!!! - это был не тоскливый волчий вой на одной ноте, нет, его голос
то срывался вниз, напоминая утробное урчание, то внезапно взмывал до визга, срываясь
на фальцет. - Давай, присоединяйся! - Обратился он к пастуху. Тот тоже забрался на камень
и добавил свой голос к этой древней дикой песне. Зенненхунд не выдержал и, вот уже за-
ливистое голосистое трио оглашало окрестности.
- Волк, волк! - вскричал пастух, - а что, если добавить новые гласные. Послушай!
И Йодль низким голосом часто-часто начал выводить:
- А-а-о-аа-о! - затем внезапно перепрыгнул в высокий регистр и так же часто заголосил,
- э-е-ие-е, - и снова вниз - вверх, вниз - вверх. Его голос порхал по гласным, будто невиди-
мый глазу бег крыльев мизерной колибри. За этим занятием незаметно наступил рассвет.
- Браво, браво! - Радостно залаял зенненхунд. - Знаете, ребята, вы тут репетируйте, а мне
надо ещё к господину пасечнику забежать. Он собирался ульи на новое место перевозить.
И пёс помчался на пасеку.
Там глазам собаки открылась печальная картина. Оказалось, что любимый пони пасечника
повредил ногу, а ульи необходимо было срочно доставить на открытые овчаркой высоко-
горные луга, в Альпах только зима длится долго, а лето скоротечно, и каждая минута дорога
для сбора драгоценного нектара. Зенни, который всегда был готов прийти на помощь, тут
же впрягся в небольшую тележку, где уже стоял один из ульев. Что ж, придется немножко
попотеть, путь неблизкий, а пчелиных домиков было немало. Но овчарка с радостью дела-
ла любую работу, сидеть без дела - вот этого он не умел. Как всегда, помахивая хвостом, он весело потащил тележку.

Дни шли за днями, пёс потихоньку перевозил ульи на новое место, изредка он забегал про-
ведать друзей, чтобы узнать, как у них продвигается подготовка к фестивалю. Йодль до-
стиг поразительных успехов в этом нелёгком горловом пении. Его трели окрасились новы-
ми звуками, резкие повороты, спуски и подъёмы его голоса с мгновенными остановками
требовали от него больших затрат энергии и максимальной отдачи, времени наблюдать за
стадом у него почти не оставалось. Но тут ему на помощь пришёл волк. Он, как настоящая
овчарка, без устали пас отару. Всё складывалось как нельзя лучше. И вот накануне кон-
курса Зенни по дороге к пасечнику, где он собирался оставить тележку, решил навестить
Йодля, чтобы пожелать ему успеха.
- Зенни, как здорово, что ты пришёл! Сейчас ты услышишь, какой напев мы с волком под-
готовили для выступления, - и пастух, набрав побольше воздуха, заголосил… внезапно, на
одной из верхних нот, голос его предательски пискнул, треснул и сломался. Из горла, как
из спущенной велосипедной камеры, раздавался только свист, переходящий в сипение. На
лице Йодля появился неподдельный ужас, мечты рушились, он снова становился самым
большим неудачником.
- Спокойно, спокойно. - Прорычал пёс, похлопывая незадачливого пастуха по спине. Мы
всё поправим. Я сейчас отправлюсь к пасечнику, попрошу свежего мёда, и мы быстро вос-
становим твой голос, - говорят, мёд творит настоящие чудеса.
Постукивая на колдобинах тележкой, Зенни припустил на старую пасеку.
- Зенни, я так благодарен тебе, - обрадовался собаке пасечник. - И подготовил для тебя
бочоночек наисвежайшего мёда альпийского разнотравья, здесь и арника горная, и горе-
чавка, и жёлтый прострел.
- Господин пасечник, спасибо! Как это нужно сейчас моему другу Йодлю! - благодарил пёс,
крепко прижимая к себе бочонок.
- А что случилось с бедным парнем? - поинтересовался пасечник.
- Завтра у него выступление на конкурсе альпийской песни, а он сорвал голос.
- Вот незадача! Ну, ничего страшного, приготовь для друга гоголь-моголь, и к утру он будет
голосить, как жаворонок.
- Гоголь-моголь?
- Взбей яйца, смешай их с молоком и обязательно добавь туда мёд.
- Спасибо, спасибо, господин пасечник, поспешу теперь в курятник, и к матушке доярке
заглянуть надо.
- Тележку с собой возьми, загрузишь туда и бочонок с мёдом, и яйца, и бидон с молоком
- лишний раз бегать не придется.

И вот приблизился наш пёс к курятнику, смотрит, а ему навстречу курочка из ворот выходит,
на плече лопата, идет, квохчет сердито.
- Здравствуй, Пеструха! Хорошо я тебя встретил, хотел яичек у тебя свежих попросить.
- Ко-ко-какие яйца? - закудахтала на него курица. - Я уж забыла, когда неслась.
У нас тако-кое горе, тако-кое горе…
Пёс опешил:
- А у вас-то, что случилось?
- Ко-ко-кошмар, ко-ко-кошмар!!! В соседний курятник на днях приехал гость заморский,
петух тайский, так он нашему Петьке такие байки плёл про бои петушиные, что наш кочет
умом тронулся. Он ему про какое-то… тай-ко-ко-ванко заливал. Гость-то уехал, а наш Петь-
ка теперь на ко-ко-коратиста учится.
Пёс удивленно голову на бок склонил, у него от изумления даже язык из пасти выпал. А ку-
рица тем временем продолжала:
- Зенни, он у нас теперь по утрам, вместо того, чтобы солнышко встречать вокруг курятника
бегает, круги наматывает, говорит, что ему ноги тренировать надо. По вечерам на голове
стоит, у него уже и гребень на бок свернулся, а ему хоть бы что - чувство равновесия раз-
вивает. А вчера изучал упражнение новое, “харикоку” называется, так он себе шпорами с
брюха все перья содрал, ходит теперь, как цыплёнок ощипанный - смотреть страшно.
- Да, - протянул пёс, - а куда ты с лопатой-то собралась.
- Так он теперь червяков требует. Я, говорит, ваши злаки есть не собираюсь, мне мышечную
массу наращивать надо. Мы с товарками уже двор вдоль и поперёк перекопали, всех чер-
вяков переловили, вот собираюсь к матушке-доярке кучу навозную разгребать.
- Пеструшка, подожди! Мне помощь твоя требуется, мне для Йодля яичек бы, - попросил
пёс
- Некогда, некогда, батюшка! Петух-то, когда голодный, сам не свой делается, не поверишь,
клювом доски пробивает.
- Пеструшка, я тебе помогу. - И пёс что-то быстро-быстро зашептал ей на ухо. Пеструшка
слушала, одобрительно кивала головой и посмеивалась. Наконец, бросив лопату на землю,
она скрылась на птичьем дворе. Вскоре туда забежал и Зенни. Подойдя поближе к птични-
ку, где Петька на шпагате сидел - растяжкой занимался - зенненхунд, делая вид, что его не
замечает, стал потихоньку лапой к себе Пеструху подзывать. Курица подошла поближе к
собаке, и Зенни негромко, но так, чтобы петух слышал, забормотал:
- Пеструха, я вас предупредить забежал. Бегу я давеча мимо дома хозяйского и слышу, там
разговор про Петьку вашего идёт. Он, говорят, совсем обленился, старый стал, уж и на сол-
нышко не реагирует, песню петушиную забыл, пора его на куриный бульон пускать.
- Ко-ко-какой бульон! - петух от возмущения вскочил на ноги и выпятил грудь вперёд. - Это
я-то старый, это я-то петь разучился, это меня… на бульон…
И он во всё горло среди бела дня как закричит: “Ку-кареку! Ку-каре-ку!
Овчарка уже и лукошко с яйцами получила, и в тележку погрузила, а петух всё надрывался,
криком исходил.

Осталось Зенни для спасительного напитка гоголь-моголь только молока достать, солнце
уже за деревья опускаться стало, стало быть, корова с поля вернулась, скоро и дойка на-
чнётся. Только когда пёс со своей тележкой подъехал к домику молочницы, то увидел при-
колотую на двери записку: “Меня сразил тяжелейший насморк, молока в ближайшие дни
не будет”. Стал наш Зенни в дверь лапами барабанить:
- Матушка доярка, отвори. Я тебе мёду альпийского привез, очень мне молоко нужно.
- Фенни, я пы рада, та сил нет! - прогнусавила молочница. - Уходи подопру-поздорову, а не
то заразишься.
- Ничего, я на морду марлевую повязку надену, - сказал пёс, толкнул дверь и вошел. Затем
нашёл у старушки аптечку, сделал себе повязку, вот только бинта не хватило вокруг шеи её
закрепить, но Зенни не растерялся и на макушке её пластырем прилепил. Затем согрел
кипяток и напоил матушку доярку горячим чаем с мёдом, укрыл потеплее.
- Фенни, как мне отблагодарить дебя. Знаешь, а ты корову-то и сам подоить сможешь. Вон
надень мой белый фартук, да тапочки.

Пёс быстро облачился в одежду молочницы и поспешил к корове. Скоро он со всех лап
мчался на пастбище, солнце уже село, и времени оставалось очень мало. Сзади в тележке
громыхал бидончик с молоком, покачивался бочонок с мёдом и, укутанное в солому, поко-
илось лукошко с яйцами.
Вот уже показался огонёк от костра, около которого безуспешно открывал рот Йодль, слов-
но выброшенная на берег рыба, а волк, тихо поскуливая, пытался его утешить.
- М-м-м! - замычал Зенни. Он так торопился, что даже не снял с морды повязку. Пастух на-
клонился и убрал марлю с черного носа зенненхунда.
- Волк, забирай из тележки лукошко и начинай взбивать яйца, а я молоко с мёдом наме-
шаю.

Новоиспечённые повара быстро заработали лапами, затем добавили взбитые яйца в мо-
локо, как следует перемешали и стали поить Йодля волшебным напитком. Когда пастух
проглотил последнюю капельку, его уложили спать, а на утро, не позволяя даже и рта рас-
крыть, посадили в тележку, и Зенни помчался в город, а Волка оставили присматривать за
стадом.

Ты спросишь: “А что было дальше?”
Йодль победил на конкурсе, только его по ошибке не швейцарцем, а тирольцем записали,
и его необычная мелодия стала называться “тирольские напевы”.
Волк так привык к стаду, что остался работать в нём овчаркой, а в полнолуние они с Йодлем
дуэтом распевали на большом камне.
Ну, а обаятельный, находчивый зенненхунд из чёрной антрацитовой собаки превратился в
трёхцветную. На нём так и остался белый фартук и тапочки матушки доярки, пыльца аль-
пийских лугов, которую ему некогда было вовремя смахнуть, легла бронзовым подпалом на
морду, окрасила его лапы в красноватый оттенок.
Вот только почему кончик хвоста у собаки белый - осталось загадкой, разгадать которую
придется тебе.

Вот такая альпийская история!

0


Вы здесь » Японские хины Украины » Стихи, рассказы, очерки... » Сказки Веды Конг


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC